Интервью на Маяке — Старость в радость Интервью на Маяке — Старость в радость
Мы считаем, что все люди
заслужили достойную жизнь в старости

Мы стараемся объединить ресурсы общества и государства
для улучшения качества жизни пожилых людей

Подробнее
×
Благотворительный фонд помощи пожилым людям и инвалидам
← Все новости


Интервью на Маяке

6 января 2009 года Лиза и Алька были гостями передачи «Адреса милосердия» на радио Маяк.
Благодаря Марине у вас появилась возможность познакомится с расшифровкой этой радиопередачи. Сразу предупреждаю: действительно много текста 🙂

В: Господи, как громко. [смеётся] Всем привет! Уж очень мы сегодня ко времени: в предрождественские дни – говорят, под Рождество сбываются желания – ну кто знает, может быть, действительно такое случается. Так уж повелось, что главные адресаты благотворительности и вообще помощи – по большей части всё-таки дети. Ну то есть мы с вами с радостью готовы помогать тем, кто составляет наше будущее, а вот почему-то помогать тем, кто когда-то дал нам тепло и заботу, когда-то показал нам, куда идти, дал нам путёвку в жизнь – у нас в стране не принято: ни на государственном уровне, ни личной инициативы людей практически нет. И сегодня, когда я забила в Интернете три слова: «старость в радость», почти все ссылки имели продолжение: старость в радость – если ты здоров, старость в радость – если у тебя есть близкие, старость в радость – если ты не одинок… А вот если этого «если» нет? Если продолжения нет у этой фразы? И сегодня у меня в гостях члены волонтёрской группы «Старость в радость» Лиза Олескина и Алла Романовская. Девчонки, привет!

Хором: Добрый вечер!

В: У нас сегодня такой женский коллектив, очень приятно… Как настроение предрождественское?

Алла: Настроение отличное, новый год начался, мы готовы к новым поездкам, к новым действиям, к новым людям…

В: Набрались сил немножко?

Алла: Да, отдохнули.

Лиза: Только сессия мешает…

В: Да? Понятно. «Старость в радость» — почему такое название? Ведь общеизвестно, что жизнь в доме престарелых совсем безрадостная.

Алла: А мы долго думали над этим названием. У нас было и «Достойная старость», и ещё что-то, но хотелось чего-то такого живого, жизнеутверждающего, и…

В [перебивает]: Ну, в принципе, то, что уже на слуху: потому что «старость в радость» — ну есть такое выражение, да?

Алла: Ну это, в принципе, то, чего мы хотим добиться.

Лиза: Это, в общем-то, наша цель, да. Что могло бы быть.

В: Лиз, скажи, пожалуйста, с чего всё началось?

Лиза: Ну, изначально мы понимали, что хочется заниматься чем-то таким, вот, может быть, с бабушками-дедушками именно, потому что дети…

Алла: Детишкам правда хотят помогать все…

Лиза: Действительно, больше людей, а бабушки-дедушки оказываются совершенно заброшенными и ненужными. И когда я оказалась совершенно случайно в доме престарелых — после первого курса, на фольклорной практике, — мы пытались там собирать фольклор у бабушек и дедушек в Псковской области, но особого фольклора мы не собрали, потому что бабушки на второй минуте начинали говорить, как им плохо, какие они одинокие, что они второсортные люди, ненужные и…

В: Короче говоря, вы собрали все беды и все проблемы.

Лиза: Ну да, и как-то загрустили. Уехали, а потом потихоньку поняли, что можем уже начать ездить далеко и…

В: Я хочу нашим слушателям сказать, что передо мной сидят молодые девушки: двадцать и двадцать три года. Это чтобы было понятно вообще, кому небезразлична жизнь стариков. Это просто… ну, для меня это было просто… Я была готова увидеть людей постарше. Но я очень рада. Вы вчера вернулись из поездки в дом престарелых. Где были? Как поздравляли с Новым годом? Что оттуда привезли?

Лиза: Мы были вчера в Нижегородской области, в нескольких сёлах: в Белышево в доме престарелых, и потом ещё в двух больницах.

В: Это где?

Лиза: Это Нижегородская область. И в Белышево в общем-то мы ездим не так давно: мы там третий раз, но тем не менее бабушки-дедушки нас уже очень… скучают по нам, помнят и очень нас ждали, как оказалось. Друг другу говорили: «Вот, а ты говорил, они не приедут – приехали всё-таки!»

В: То есть вы успели сразу в несколько домов престарелых?

Лиза: [со вздохом]: Да… За один день обычно, если мы едем далеко, — это ночь в поезде обычно, то мы успеваем в несколько… ну, в два дома престарелых.

В: Слушайте, а ведь у вас нет ни сайта, ничего…

Алла: Нет, у нас есть сайт – starikam.ru.

В: Я сейчас даже запишу, чтобы в конце обязательно ещё раз… starikam.ru.

Алла: starikam.ru. Там есть форум, там есть наши контакты – и мы очень рады новым участникам, потому что нас пока не очень много, там пока только наша команда в основном, но мы очень рады новым людям.

В: А сколько вас всего людей?

Алла: У нас человек пятнадцать – это наш костяк.

Лиза: Активный!

Алла: Вот такой актив, да.

Лиза: Но тех, кто готов нам помогать, приносить вещи… не знаю… покупать нам сладости, помогать с машинами – таких человек двадцать.

В: Кстати, о потребностях мы обязательно в конце программы расскажем.

Алла: Вот есть ещё такое небольшое направление, как письма старикам. То есть вот наша группа – ударная группа – мы ездим по домам престарелых, мы привозим всякие нужности, мы общаемся с ними. А есть люди, которые не могут по каким-то причинам ездить: далеко они, или просто собраться не могут – вот, мы предлагаем такой вариант, как писать письма. Мы собираем имена-фамилии у бабушек-дедушек, и тем, кто хотят, мы эти имена…

Лиза: С фотографиями!

Алла: С фотографиями! – даём людям, которые вот просто загораются идеей и хотят писать. Становятся такими «дистанционными внуками», как мы их называем.

В: Как вам удаётся ездить по областям? Ведь это нужен транспорт, это же кто-то должен всё грузить… По силам ли это молодым девчонкам?

Алла: Ну, вот насколько по силам – настолько и ездим. Потому что хотелось бы большей масштабности, и средств, и ещё чего-то, но именно из-за того, что у нас в основном девочки, — мальчиков у нас мало…

В: То есть первая потребность – это у вас…

Алла: Это мальчики.

В: Это сильное плечо.

Алла: Тягловая сила. Адекватная. Самое главное.

В: Ну я уж думаю. Вы заразить можете желанием помогать. Я хочу, чтобы наши слушатели к нам присоединялись: есть у нас телефон прямого эфира в студии: 225-33-77, код столицы 495, задавайте свои вопросы; есть у нас форум с Сашей Ветровым – кстати, Саша сейчас отдыхает у нас, так что Саша, если вдруг ты нас там, на далёком берегу где-то, слышишь, тебе большой привет! Есть форум: www.radiomayak.ru – форум программы «Адреса милосердия». И есть у нас ещё один портал замечательный – sms-сообщения вы можете присылать на 5533 со словом «Маяк». Кого вы вообще посещаете и сколько у вас подопечных домов престарелых? Или точного количества нет?

Алла: Нет, сейчас точное количество мы посчитали – это семь домов.

Лиза: И две… и три больницы.

Алла: Ну где-то так вот, да. Палаты сестринского ухода – есть такое понятие у нас.

В: А почему областные? Или там проблем больше?

Алла: Потому что в Москве попроще: в Москве какое-то финансирование от города, от…

В: А вы вообще проводили какое-то сравнение, да? Вот съездить в московский дом престарелых, а потом понять какова эта разница, да?

Лиза: Мы начали с московских домов престарелых, потом добрались до Подмосковья и обосновались там в одном доме престарелых – туда мы ездим постоянно, раз в две недели; а потом вот стали ездить по областям – у нас есть Нижегородская, Псковская, Новгородская и теперь Тульская, поближе. Ну и, кроме домов престарелых, так получилось, что мы совершенно случайно зашли – ну, нам сказали: «Зайдите вот тут у нас в деревне, у нас тут тоже бабушки-дедушки» — мы зашли и сначала долго не могли понять, где мы находимся. Оказалось, что это больница, а просто второй этаж проработан под палаты, где лежат только бабушки и дедушки – и к ним уже точно никто не приходит…

В: Вот и у меня был вопрос: по какому принципу отбираются дома престарелых? Да вот по такому: шли, зашли, увидели и поняли, что это – наша прямая обязанность.

Алла: Да, иногда про некоторые ещё говорят. Мы в тот, первый, приехали, где Лиза была с экспедицией, а потом нам директор сказал: «Вы знаете, вот там, в ста километрах от нас, есть ещё один дом престарелых – они там тоже такие хорошие, вы приезжайте туда!» Мы приехали – они и правда, такие хорошие…

В: Да, отказаться уже невозможно, конечно.

Алла: И они очень радушные!

Лиза: И они очень привязываются и ждут тебя уже: когда приезжаешь в следующий раз, говорят «Ой, мы вас помним, всё-таки приехали!» И ещё вчера мы вернулись из Нижегородской области – и вот у нас самый первый, изначальный проект наших писем как раз вот этот дом престарелых и захватил – Белышевский – и здесь мы как раз посмотрели: и медсёстры очень хорошие (многое от персонала зависит), они помогают бабушкам и дедушкам отвечать, и нас встретили почти все обитатели дома престарелых с письмами, посылками и фотографиями девочек и мальчиков, которые им пишут. Один хвастался, что ему три письма пришло, другой хвастался, что «Вот, мне из Америки пишут» — действительно, третий хвастался, что вот, наконец, как внучка появилась, «Передайте Катеньке…» — и все там нам говорили хорошие слова. То есть действительно, мы не знали, насколько им это важно – эти письма бумажные, а оказалось, что они их перечитывают по нескольку раз, — они там всё объясняют, как хранят их под подушкой. И в красном уголке, где у них там, в углу, около кровати, должны стоять иконы или что-то, там стоит фотография девочки, которая пишет, плюшевый мишка сидит…

В: Слушайте, а какова разница между материальным положением дома престарелых в Москве и где-то в области? Вот такая, реальная разница: что, с чего, что вас поразило, что удивило – и где оно.

Алла: Оно даже в области везде разное. Есть дома, где вообще ничего нет – в один дом мы привозили даже постельное бельё, потому что там они спали на голых клеёнках.

В: А от чего это зависит, как вы думаете? Местное самоуправление?

Алла: Может быть.

Лиза: Ну, область, само финансирование области. А в Москве просто действительно как-то больше средств. И в московские дома почему мы постоянно не стали ездить – потому что туда часто приезжают и с праздниками, и с концертами, поздравляют бесконечно. А в область мы ещё спрашиваем, думаем: «Будем ещё в этот дом престарелых ездить, не будем?» Звоню, допустим, полгода назад у них были, и спрашиваю: «Ну что, у вас много гостей было?» А они отвечают: «Ну как, вот полгода назад вы у нас были, помним вас». Действительно, много.

В: То есть кроме домов престарелых есть ещё, соответственно, и геронтологические отделения больниц, да?

Алла: Да, где они десятилетиями лежат – это называется палаты сестринского ухода.

Лиза: Там просто разные системы, и это зависит уже чётко от района: то есть в каком-то районе они могут там лежать месяц, два, три, а потом их переводят в дом престарелых.

Алла: Причём в той же Нижегородской – в одном районе они без белья, на клеёнках, а в другом – буквально час езды, и там они очень довольны, эти бабушки, и наоборот, сами нам хвалились, какие у них комнаты хорошие.

Лиза: Нет, ну на самом деле там ещё не очень понятно, потому что во втором месте они под соцзащитой, а в первом они под Минздравом. И вот у тех, кто под Минздравом, жизнь как-то тяжелее.

Алла: И тут мы не можем… Мы понимаем, что проблема, наверное, в системе какой-то – но мы же не можем с ней бороться, нас десять человек, преимущественно студенты!

В: Ну подождите, наша программа для этого и существует – чтобы вас стало гораздо больше.

Лиза: Письма пишут человек двести, даже больше. Очень радуются люди, когда приходят ответы: «Представляешь, я получил письмо от дедушки, он там пишет…» — что-то такое.

В: А какая-то жизнь в ЖЖ у вас ещё была, нет? Или она параллельно идёт?

Алла: Нет, мы на самом деле даже собрались благодаря ЖЖ. Потому что в dobrye_ludi где-то год назад девчонки собирали Новый год в Раменском доме ветеранов, и там появился в основном костяк. А сейчас нам это помогает очень – и vmeste_smozhem, и dobrye_ludi – это очень здорово. Но наши сообщества – это dobramenskoe и pisma_v_jamm .

Лиза: Они указаны на сайте starikam.ru.

В: Ну ладно, я надеюсь, кто-то что-то понял. Если не понял, то мы в конце ещё разъясним, куда и как можно вам написать.

Лиза: Конечно.

В: Скажите, а персонал отличается в домах престарелых?

Алла: Очень. В некоторых домах, несмотря на одинаковые условия, просто другая атмосфера – там хочется остаться! Ну, [смеётся] погостить немножко! В других, несмотря на то, что там так же нет денег, всё уныло: вот эти стены, всё давит, всё плохо, люди болеют – а в других они очень позитивные, радостные, и ещё сами каким-то позитивом заряжают.

Лиза: И даже получается так, что если дом престарелых в принципе неплохой, там персонал хороший, то они и на письма будут помогать отвечать, и всё там как-то будет жизнь кипеть. А вот этот, который у нас унылый, в Псковской области [*Ямм – прим. baby_rhino], — мы туда, конечно, тоже пишем письма, посылки шлём, но нам ни одного ответа почти оттуда не было – потому что им самим писать тяжело, ручку держать, кто-то полгода в школе учился…

Алла: Поэтому их особенно тяжело бросить…

Лиза: Директор просил медсестёр, чтобы они помогали отвечать. Сёстры отказались, одна какая-то сказала, что «слишком страшно это записывать, не буду» — и убежала.

В: Ну да. Как относятся ваши друзья или просто знакомые люди, когда вы открываете им… поле своей деятельности?

Алла: Удивляются.

В: А вот у них же первый вопрос: «Зачем вам это нужно?» У вас сессия, у вас дела, у вас родители, у вас свои есть бабушки-дедушки – зачем вам это нужно?

Алла: Ну, это… Над этим вопросом мы сами долго думали…

В: Это зов сердца и всё, правильно?

Алла: Наверное, да. Потому что надо же, чтобы кто-то это делал?

Лиза: Нет, вот эти бабушки, к которым мы приезжаем, им настолько не хватает банально любви и какого-то человеческого участия, что подходишь на пять минут, ты её обнимаешь, она тебя обнимает, — и понимаешь, что она тебя уже ждёт, что в следующий раз ты уже приедешь… Вот вчера я приехала, меня там кинулись все обнимать – «Приехала внучка!» И вот после этого кажется, что все другие проблемы…

В [перебивает]: А у вас, кстати, есть свои бабушки-дедушки?

Алла: Есть.

Лиза: Да.

В: Вот уж откуда вы такую поддержку сильную получаете, да? Ну, по крайней мере, моральную. Всё же они-то знают, чем вы занимаетесь.

Алла: Ммм… Нет, они знают, конечно, но это другое…

В: Была бы я вашей бабушкой – я бы очень удивилась вашей [смеется] жизнедеятельности.

Алла: Нет, у меня был момент, когда на самом деле к бабушке я реже ездила из-за того, что я уезжала на одни выходные в один дом престарелых, на другие выходные – в другой. [смеётся] Мне даже стыдно стало!

В [с патетикой]: На свою времени не было. [смеются] Как можно через вас найти бабушку для переписки? И, кстати говоря, давайте мы перед этим спросим: а дедушки там есть? Мне почему-то кажется, что в домах престарелых большинство – всё-таки дедушки.

Алла: Да нет, есть разные дома. Вот, например, в Раменском дом ветеранов – там только бабушки. Мы не знаем, почему так, но…

В [улыбается]: Вы просто плохо смотрели: там где-то должен быть и дом с дедушками, однозначно! [смеются]

Алла: Мы надеемся их тогда познакомить!

В: Вот, кстати говоря. Слушайте, а ведь они же наверняка устраивают и какие-то вечера… Вы, кстати, что конкретно делаете? Не только с письмами, да?

Алла: Нет, мы устраиваем концерты, мероприятия – праздники устраиваем. Угощаем сладостями, ну и, помимо прочего, естественно, привозим какие-то самые насущные, нужные вещи: памперсы, например.

Лиза: Начинали мы с того, что пели песни…

Алла: Сначала у нас вообще не было денег – ну, средств, на которые что-то закупалось, поэтому мы привозили то, на что хватало: какие-то халаты, песни пели…

Лиза: Халаты – это на самом деле уже хорошо… Сначала было только сладкое! Помнишь, бабушка одна спрашивает: «А сколько мармелада можно взять? Правда, вся пачка – мне?»

Алла: И прячет его сразу.

Лиза: Да, прячет…

В: Девчонки, вы не поверите, приходят сообщения на sms-портал… Например, из республики Алтай Сергей написал: «Девчонки, вы молодцы! Приезжайте к нам на Телецкое озеро – будем рады!»

Алла [смеётся]: А мы тоже будем рады!

Лиза: Найдём там дом престарелых!

Алла: Да-да-да!

В: Как можно через вас найти себе бабушку или дедушку по переписке?

Лиза: Я думаю, стоит найти группу в vkontakte.ru.

Алла: В vkontakte.ru у нас есть группа…

Хором: Письма в Ямм.

В: Либо на starikam.ru. Слушайте, а телефон какой-то есть? Ответственного лица?

Лиза: Я, наверное, могу свой оставить.

Алла: Лиза может дать свой телефон, да.

В: Я хотела сказать: «Ты уверена?» [смеётся]

Алла: Ну вообще на starikam.ru, на форуме…

В: Давайте сделаем проще! Есть у программы «Адреса милосердия» свой телефон, кроме того, что есть сейчас телефон прямого эфира, где вы обязательно можете получить контакты все. Есть телефон, который работает ежедневно по рабочим дням: 250-64-63 – там вы сможете найти телефон девчонок и помочь старикам, и, собственно, выйти на вас, правильно? Давайте сделаем так, немножко чтобы… мало ли что. В чем в принципе нуждаются подопечные домов престарелых? Ну вот есть какие-нибудь прямо супернужды?

Алла: Супернужды – это [хором с Лизой] памперсы! Памперсы, инвалидные коляски – потому что есть дома, где они со стульчиками ходят.

Лиза: Ходунки.

Алла: Ходунки. Сладости…

Лиза: Сладости – в упаковках каких-нибудь, которые приятно дарить. Потом, в принципе, надо представлять себе, что даже в неплохих домах престарелых – вот в Новгородской области – там заходишь в палату: лежит пять бабушек на одинаковых кроватях, а посреди комнаты – тумбочка.

Алла: И голые стены.

Лиза: И всё. Занавесок нет.

Алла: Вот по-хорошему какие-нибудь коврики бы…

Лиза: Ковры на стены, украшения какие-то в палату…

Алла: Ну и самое главное – деньги, наверное. Потому что на них мы можем сделать что-то большее.

В: Давайте дадим сейчас нашим слушателям возможность порассуждать, кто чем сможет помочь, и сразу же после новостей мы продолжим нашу беседу. [новости]

В: Я напоминаю, что провожу приятное время в компании двух замечательных девушек – членов волонтёрской группы «Старость в радость» Лизы Олескиной и Аллы Романовской. Привет ещё раз, девчонки – потому что кто-то к нам мог только-только присоединиться.

Алла, Лиза: Привет, мы здесь ещё!

В: Представьте себе, на форум программы пришло сообщение от Марии Анатольевны Перекопской: «Девчонки, я посмотрела ваш сайт: вы просто молодцы! Слёзы наворачиваются. А скажите: вы узнавали причины, по которым пенсионеры попадали в дома престарелых? У них есть родственники, или в основном это одинокие бабушки и дедушки? И вообще не так-то просто отправить своих родственников в подобный приют. Как так получается?» Вы узнавали?

Алла: Вообще да, мы на самом деле и боремся с тем предрассудком, что все считают, что в дома престарелых попадают только плохие люди, которые прожили жизнь так, что у них не осталось друзей и родных, — нет, на самом деле очень много людей, у которых есть и родственники, и даже дети, но у многих они, например, пьют или что-то ещё не складывается, или какие-то жизненные обстоятельства другие – что они в другой стране.

В: Слушайте, а не тяжело – вы никогда не приезжали так в какой-то дом престарелых, и вдруг заходят родственники или близкие вот этих людей, и видно, что общаются…

Алла: Общаются.

В: Вот не хочется сказать всё, что вы думаете?

Алла: Это не наше дело.

В: Я понимаю. Ну вот чисто по-человечески, мне бы…

Алла: Вы понимаете, они – вот эти бабушки-дедушки – они так любят своих родных, так радуются их приходу, что… что ты скажешь? Такого, плохого… Нет, кстати, есть ещё правда очень много одиноких людей, которые остались одни в силу каких-то жизненных обстоятельств. Например, очень много женщин, которые после войны больше не вышли замуж.

В: Не обрели сильное плечо.

Алла: Да. Или, не дай Бог, пожар какой-то, или что-то ещё…

В: Остались без жилья.

Алла: Без жилья остались, да. То есть у всех настолько разные жизненные обстоятельства, что судить вообще никого нельзя: кто хороший, кто плохой, кто какой.

В: Ну да, вы уже исходите из того, что есть.

Алла: Ну да.

В: Зашла я тоже на ваш сайт, starikam.ru, — был у нас в программе очень давно из Cloudwatcher – прошу прощения, я не помню, как звали этого молодого человека, — замечательный руководитель этого движения. И вы принимаете участие в конкурсе на грант, на финансовый грант от этой компании. Что нужно сделать? Нужно зайти на… какой-то у них там есть сайт, за вас там нужно проголосовать… Да, сайт cw.ru.

Лиза: У нас на starikam.ru опять же висит ссылка на этот сайт – то есть можно опять-таки через starikam.ru зайти…

В: Если мы все зайдём и проголосуем, то, возможно, мы внесём какой-то свой вклад в развитие вашего движения.

Лиза: Ну, мы очень хотим выиграть грант, да.

Алла: Мы будем очень рады, потому что мы на самом деле уже так распланировали…

В: Вот я и хотела спросить…

Алла [мечтательно]: Куда мы привезём, значит, холодильники – потому что где-то испортились – для лекарств, для продуктов; куда-то нужны коляски какие-то, каталки; плиты где-то нет, где-то дивана…

Лиза: Если мы даже не получим грант, то нам придётся собирать это как-то вручную, а это совсем сложно. Потому что мы сумели расписать – вот просто, из пальца, довольно приличную сумму: около двухсот тысяч рублей. И нам казалось, что это как раз сумма, чтобы покрыть какие-то самые насущные расходы…

Алла: На ремонт не хватит…

Лиза: …типа сломанной плиты, неработающего холодильника, ломающихся столов, у которых не хватает ножки, и уже разваливающихся диванов.

В: Давайте ещё раз напомним нашим слушателям наши координаты: 225-33-77, код столицы 495 – это телефон; sms-портал 5533, со слова «Маяк» начинайте ваши сообщения; и наш форум – www.radiomayak.ru, форум программы «Адреса милосердия» — милости просим со всеми вопросами.

Что важнее, на ваш взгляд, для стариков: общение, концерты, встречи с молодёжью, вот эти ваши письма – или удовлетворение каких-то материальных потребностей?

Алла: Нет, не материальных.

Лиза: Прежде всего, в любом случае, это внимание; и концерты у нас даже всё равно проходят в форме общения с бабушками-дедушками. То есть мы, например, устраиваем лотерею: они у нас тянут билетики, и все билетики оказываются счастливыми, — на билетике стоит номер какой-то, бабушка вытягивает номер и говорит: «У меня», например, «номер семь».

В: А как это проходит?

Лиза: Да, как это проходит. У нас есть мешок с подарками примерными – то есть там мягкие игрушки, вазочки, статуэточки всякие, платочки; для дедушек – пепельницы или что-нибудь такое, фигурка. Если мы видим, что это бабушка, значит, бабушка с номером семь вытянет мягкую игрушку; если дедушка вытянул номер семь, то он вытянет там пепельницу или что-то ещё. То есть, в общем-то, у нас никак не соотносятся подарки с номерами, но бабушки-дедушки очень волнуются, просят иногда поменять билетик, если думают, что он «несчастливый».

Алла: Они песни с нами поют с удовольствием! Некоторые даже плясать начинают.

В: Всем нам кажется, что старики все с тяжёлым характером. С какими характерами там вы встречаетесь?

Алла: Ну, они не сразу к нам адаптируются.

Лиза: Некоторые.

Алла: Некоторые. Некоторые прямо сразу с распростёртыми объятиями, а некоторым несколько приездов наших нужно, чтобы они сказали: «Вот, родные приехали». И это на самом деле дорогого стоит.

В: А приятно?

Алла: Очень. Вот спустя… раз пятый, по-моему, мы приехали в Псковский дом престарелых – и в наш приезд женщина сказала: «Ой, приехали!», и сказала мне: «Спой, ты в прошлый раз какую-то там песню весёлую пела, спой!» И я думаю: «Правда, помнит! УРА!»

Лиза: И мы тоже у них спрашивали: «Что вам на Новый год подарить?» — ходили там по палатам, уже четвёртый раз были или пятый. И нам трое подряд, в трёх палатах сказали: «Чтобы вы приехали», «Ваш приезд», «Да ничего не надо, вы приезжайте, мы ждём вас очень» — действительно, оказывается, им нужно просто наше внимание, наше хриплое пение, потому что никто из нас петь не умеет… [смеётся]

В: Знаете, мне кажется, что вот совершенно… это совсем не самое главное, что им нужно.

Лиза: Ну, когда мы забываем слова посредине песни… [смеётся]

В: Ничего страшного! Я думаю, что они всегда, во-первых, подпевают, уж наверняка, да?

Алла: Да.

В: А как ищете средства на осуществление всех этих идей? И охотно ли помогают старикам? Ну вот кроме грантов или чего-то – это уж я о таком говорю, совсем эфемерном, пока ещё их нет… А вот как вообще, охотно ли помогают?

Лиза: Через Живой Журнал…

Алла: Ну, в Живом Журнале мы – это самое первое. А потом потихонечку люди начинают откуда-то вообще неизвестно узнавать…

Лиза [перебивает]: Ну в основном всё равно через Живой Журнал – просто прошу, объясняю на что. То есть не на что-то абстрактное, а нужна каталка там, потому что там…

Алла [перебивает]: Ну, мы выкладываем, конечно, потом и акты дарения, и какие-то чеки наши, мы выкладываем фотографии… То есть мы отчитываемся, что это не уходит там куда-то. У нас всё на фотографиях видно: что вот вы дали там пять тысяч…

В: Слушайте, откуда у вас столько знаний? Что нужны отчёты. Кто это всё ведёт у вас? То есть, специально ездит конкретно, да? Из ребят? Кто-то занимается, скажем…

Алла: Нет, у нас все всем.

Лиза: То есть мы же просто знаем, что это надо.

Алла: Нет, ну это не отчёты, это просто фотографии – мы делаем, а на них всё и видно.

В: Ну, понятно. Как к вам относится администрация этих домов престарелых?

Алла [удивлённо]: Они радуются.

Лиза: Ну, в основном, да.

В: Ну вот как вы находите, например, очередной дом, приезжаете, да? Приходите к директору…

Алла: Нет, мы сначала звоним.

Лиза: Звоним, договариваемся.

В: То есть вы говорите, что есть такая организация, что мы бы хотели помогать…

Алла: Нет, мы не говорим, что мы организация. Мы говорим просто…

Лиза: Студенты из Москвы.

Алла: … что мы студенты из Москвы [Алла с Лизой смеются], и вот мы бы хотели к вам приехать, навестить.

В: Удивляются? Какие вопросы задают вам? «Зачем вам это нужно?» «А не далеко ли вам ездить?»

Алла: Самый главный вопрос – это платят ли нам за это [смеётся], и организация ли мы.

Лиза: И «Платно ли это нам будет?» — спрашивают в доме престарелых, когда мы про концерт говорим.

В: Ну, хорошо. Вы же говорите, что «нет, бесплатно» — удивляются?

Алла: Не верят.

В: Не верят, правда? То есть когда уже вы непосредственно приезжаете и начинаете общаться…

Алла: Раз на третий уже, может быть…

В: Ну, понятно. Чем можно вам помочь в вашей деятельности, скажите мне пожалуйста.

Лиза: Нам нужно всё, начиная от материальных вещей каких-то и кончая людьми, потому что…

В [перебивает]: Ну вот я уже записала что-то: памперсы, ходунки, сладости, где-то это игрушки, какие-то вещи, которые могут согреть, правильно? Принести какое-то тепло и уют.

Алла: Украшения какие-то, красивости, на стены, подарочки…

В: Пледы, шали.

Лиза: Попросить только, чтобы вещи были новые…

Алла: Да, более или менее новые или в очень хорошем состоянии.

Лиза: Когда приносят какие-то старые полотенца – не очень удобно всё это дарить.

В: То есть бывает такое?

Алла: Да. Или что-нибудь не очень чистое… Думаешь: «Ну, спасибо, конечно», но не подаришь же это.

В: Ну, а к Рождеству были какие-то у них такие желания? Или вы к Новому году всё больше ориентировались?

Алла: Ну, мы на Новый год ездили в подмосковный дом, в Раменском – мы там устраивали концерт, и такие подарочки делали, что получилось – там крем какой-нибудь, сладости, что люди приносили. А так… вот, мы еще едем семнадцатого в Псковскую область. И вчера девчонки… Ну, нет, особых подарков не было.

Лиза: У нас обычно, стандартно сладкое, потому что все говорят «А вы не боитесь, что у них будет диабет?» Мы говорим смело, что не боимся, потому что в их обычном меню есть первое, второе, а третье в принципе отсутствует. То есть если раз в месяц они съедят наши… не знаю… мармелады-зефиры, им только радостнее от этого будет.

Алла: Причём мы очень рады, если люди нам деньги дают… Ну и мальчикам мы будем рады [смеётся], да, потому что тяжело таскать всё это на себе.

В: В принципе, на вашем сайте, starikam.ru, первое, что бросилось в глаза – нужны машины. Правильно? С верхним багажником

Лиза: Это достаточно конкретно было…

Алла: Люди, которые могут отвезти нас до Тулы какой-нибудь…

В [перебивает]: Вы ездите в выходные дни? Вот если сейчас мы будем уже говорить о послепраздничном времени.

Алла: Да.

Лиза: Мы каждый раз уезжаем, допустим, в субботу вечером и возвращаемся в понедельник, в шесть-семь утра. Это получается один день — именно когда мы бегаем по домам престарелых – ну, и две ночи в поезде. Вот это тоже в общем-то… Это когда компания, когда хорошая компания, то это…

В: Вот очень правильно Алла сказала в начале программы: экспедиция, да? Как-то такое слово прозвучало – действительно, какая-то такая прямо поездка, то есть не просто собираетесь, не просто так, туда-сюда и вернуться.

Алла: Ну да, это достаточно тяжело, может быть, с непривычки.

В: Но при этом каждый из нас, и каждый из тех, кто сейчас слушает нас – и вас слышит, и слышит об этих проблемах – я думаю, что с удовольствием в какой-то из выходных дней составит вам компанию, или предложит свои… Это же можно не постоянно ездить, можно разово сказать: «Девчонки, я могу когда-то там съездить»…

Лиза: Посадить нас на поезд.

Алла: Потому что нам тяжело: какие-нибудь две коляски у нас, несколько ходунков, пять пакетов сладкого – нам это тяжело донести, и мы очень рады, когда кто-то нас подвозит до вокзала, до поезда провожает.

В: Собственно, деньги на билеты и…

Алла, Лиза: Сами, всё сами

В: А есть ли у этих стариков внуки свои? Рассказывают ли они о них вам? Об их успехах? Где они живут и чем они занимаются? Ну вам это в принципе интересно же наверняка – потому что возраст как раз… ваш возраст – это возраст их внуков, по большому счёту.

Алла: Нет, ну внуки-то есть, но рассказывать…

Лиза: Иногда они даже и рассказывают, но всё равно, когда ты знаешь, что это те внуки, которые, в общем-то, часто и выгнали-то этих бабушек, которые к ним и не приходят… Или очень часто нам рассказывают в больнице, что да, родственники есть – кто-то пенсию в городе получает, но так как из людей никто не пришёл, раз пенсию получают там, в городе – значит, родственники есть. Просто кроме пенсии этим родственникам ничего, к сожалению, не надо.

В: Очень хотелось спросить, что НЕ нужно категорически. Вот кроме, скажем, неновых вещей или каких-то там, конечно же, грязных вещей.

Лиза: Одежда ещё не нужна, пожалуй. Потому что они очень редко вообще… в некоторых домах престарелых – вот у нас четыре дома, где старики живут на втором этаже, а вниз ведёт длинная крутая лестница, мы по ней с трудом взбираемся. То есть никакой верхней одежды не надо.

Алла: Да, одежда не нужна.

Лиза: В общем-то, халаты, платки какие-то красивые, пуховые – что-то, чем действительно можно укрыться, согреться там, носки шерстяные…

Алла: А вот одежда – нет.

Лиза: Потом, старое постельное бельё – тоже.

Алла: Старые полотенца, старое бельё – нет.

Лиза: Просто эти вещи должны быть либо новые, либо в очень хорошем состоянии. И если бы нам люди могли помочь с покупкой холодильников, телевизоров – потому что вот, допустим, мы собрали в Ямм, где наш один из домов престарелых, деньги на телевизор и купили туда настоящий большой плоский телевизор.
Алла: Но, правда, пёрли его сами [смеются].
Лиза: В поезде нас долго не хотели пускать…
Алла: Да, в поезд нас не хотели пускать, он был вот такой вот огрооооомный…
В[перебивает]: Ну, когда вы говорите, для чего вы это всё делаете – люди же наверняка понимающе относятся, да? Может быть, как-то…
Алла: Не всегда.
В: Не всегда, да?
Лиза: Ну да. И мы очень боимся, что в какой-то раз мы так надоедим с просьбой, что нам опять нужны ходунки, что люди скажут: «Ах, опять нужны» — и вот…

Алла [перебивает]: А вообще было бы здорово, если бы активизировались люди в тех областях, куда мы ездим.

В: А вот интересно, в тех местах, где находятся дома престарелых, находятся люди, которые подключаются к вашей деятельности?

Лиза: Мы хотели как раз заняться этим, то есть поискать людей в Нижнем Новгороде, в Новгороде, в Пскове – в больших городах, где явно совершенно будут люди, готовые…

В [перебивает]: Давайте прямо сейчас к ним и будем обращаться! И Московская область, Тульская, Нижегородская, Новгородская и Псковская область – ребята, подключайтесь, заходите на starikam.ru, связывайтесь и с Аллой, и с Лизой. И, мне кажется, всем вместе вам гораздо будет удобнее.

Алла: Мы с удовольствием съездим, расскажем, покажем.

В: Тем более, что вы готовы делиться опытом.

Лиза: [смеётся] А потом им самим это понравится, они на это подсядут.

Алла: Познакомим с администрацией этих домов, расскажем, кому что надо…

В: Давайте сделаем маленький перерывчик и через несколько минут вернёмся в эту студию.

[перерывчик]

В: А вот теперь можно… [смеётся ] У нас тут обсуждение: всё-таки очень много звонков, люди предлагают помощь, и сейчас мы всё-таки решили дать телефон девчонок – телефон Лизы. Я еще раз говорю, что сегодня у меня в гостях члены волонтёрской группы «Старость в радость» Лиза Олескина и Алла Романовская. Лиза, дали мы твой телефон – под cвою ответственность, собственно [смеётся]. Это номер мобильный: 89035072117. Я в конце программы ещё раз повторю. 89035072117. Особенно мы ищем соратников в Тульской, Нижегородской, Новгородской и Псковской областях – правильно? Потому что, я говорю – опыт у вас уже есть работы с домами престарелых, так что делиться…

Алла: Мы с удовольствием проконсультируем.

В: Будет очень здорово!

Лиза: Если бы нас было больше, мы бы смогли ездить и большей компанией, и в большее количество домов, и может быть, у нас бы появились более «таскательные» силы [смеётся], потому что у нас, конечно, уже накачались мускулы порядком за два года таскания [смеётся]…

В: А знаем, что вы собираете игрушки для бабушек. Как вы думаете, зачем бабушкам игрушки?

Лиза: Ну вот если честно, я расскажу, что вот вчера мы были в Нижегородской области, и мы хотели купить воздушные шарики, потому что бабушки очень любят воздушные шарики – бабушки и дедушки – в них играть можно, бросать в них… Но мы не купили – мы купили мыльные пузыри. Сначала мы долго не могли понять, что с ними делать, а потом мы провели конкурс по выдуванию пузырей, у нас победил главный врач больницы: бабушки хорошо выдували, но редко попадали туда, куда надо дуть [смеются], дедушка один выдул целую просто плеяду пузырей и на этом сник, но всё равно все были очень рады. И игрушки… ну, например, наши там бабушки слепые – у нас несколько слепых бабушек, и мы знаем, что слепым особенно тактильный контакт важен, что-то подержать в руках, и одна у нас активная – она, как мы ни приезжаем, начинает нас всех хватать, поднимать и ставить на место, поднимает и ставит, нас обнимает – и мы привезли ей большого-большого бегемота, и теперь она этого бегемота поднимает, таскает, спит с ним вместе…

Алла: … вот там фотография – вот бабушка, тискающая бегемота [Лиза, смеётся: не может отдать его…]

Лиза: А, допустим, в Псковской области у нас слепая – у неё уже целый зверинец: у неё большой заяц, кот, у неё мягкая собака, и она всё рассказывает, что одного так-то зовут, другую так-то, вот заяц – он такой большой и мягкий, что его в гроб положат со мной…

В: [вздыхает] Да, это её семья на данный момент, всё правильно. [Лиза, Алла: Ну да]. Кстати, вспомнила, что у меня в машине лежат мыльные пузыри – так что если вы вдруг [улыбается] на такси, то я вам с удовольствием отдам – там целая упаковка. Что даёт ваша работа и вообще ваше общение со стариками – что вообще даёт молодому человеку это общение? Что вам лично это даёт?

Лиза: Ну, кроме какого-то жизненного опыта… мне безумно приятно знать, что во многих-многих местах меня ждут и любят, и что меня там любят не потому, что я привожу рулеты или я пою…

В [перебивает]: Ну тебя же любят и у тебя дома, тебя любят твои друзья, твои институтские друзья.

Алла: Понимаешь, это ощущение, что могут… хоть на пять минут, но ты кому-то сделал что-то хорошее. И, как выясняется, потом они месяцами помнят эти пять минут хороших, но.. ну.. да, по большому счёту, всё, что мы делаем в этой жизни, да, не имеет большого смысла, если смотреть в вечность. А если смотреть сейчас, вот сегодняшним днём, то – позитивно, в общем-то.

Лиза: Ммм, мы даже приезжаем, там бабушка начинает тебя обнимать, держит за руку просто сидит, на тебя смотрит и радуется, говорит «Приехала, приехала». И я не знаю, это тоже очень хорошо, приятно – понимать, что просто сам твой приезд для них – это уже действительно радость.

В: Вот тут мы за кадром с девчонками решили, что детский дом, в котором мы с Сашей иногда бываем, в Раменском – в Удельной, ребята просто [Алла: А мы на Фабричной – Раменское, Фабричная] готовили – Раменское, Фабричная, — дети, я точно знаю, готовили какую-то программу праздничную себе на новый год, — я думаю, что если они с ней приедут в соседний, да, в Фабричную?

Алла: На Фабричную, да.

В: Мы решим этот вопрос, здесь уже потом, да? Вот хорошее сообщение пришло, Анна Игоревна Ларионова написала: «Девчонки, ну ведь кроме домов престарелых, находящихся на попечении государства, существуют просто одинокие бабушки и дедушки, мимо которых мы проходим, как бы не замечая, ежедневно. Если каждый из нас возьмёт на контроль хотя бы одну бабушку или дедушку, уже можно хоть как-то помочь, не ожидая сколачивания коллектива. Ведь, в сущности, все мы озабочены исключительно сами собой. Один в поле не воин, но тут один, там один – глядишь, и войско наберётся». Вот передо мной сидит войско — сегодня из двух человек, а вообще их уже много; а я сегодня надеюсь, после нашей программы их станет ещё больше – войско, которое называется «Старость в радость», правильно?

Лиза, Алла: Да.

В: Давайте ещё раз повторим все координаты связи. Во-первых, starikam.ru – это сайт основной, где, собственно, можно проголосовать, чтобы именно вы получили грант. Грант… Все ссылки там точно есть.

Алла: И контакты там есть.

В: Есть, кстати, наверняка есть телефоны Лизы и Аллы есть, но на всякий случай, если у кого-то нет возможности, да, зайти – Лизин телефон даю: 89035072117. И даю телефон программы «Адреса милосердия» — после праздников он начнёт работать полноценно: 250-64-63, по рабочим дням, ежедневно. Там вы сможете получить консультацию и, собственно, по жизнедеятельности девчонок – что, куда, где, кому, и мне кажется, ну, назвали несколько областей – да на самом деле со всей России, если где-то кто-то отзовётся, да, с вами свяжется – это значит, кого-то вы уже поймали к себе в армию, правильно?

Алла: Да.

Лиза: И даже если… вот мы ездим в больницы, и там где-то некоторое количество бабушек, которые безумно хотят, чтобы к ним кто-то приезжал – больницы все недалеко от Москвы – если к каждой из них… какой-то слушатель решит найти себе подопечную бабушку в той же Тульской области, которая два часа на машине в общем-то, то и этой бабушке будет радостно, и человеку, который приобретёт эту бабушку тоже будет хорошо…

П [перебивает]: А мы с вами прощаемся. Страна должна знать своих героев. Лиза Олескина и Алла Романовская [смеются], члены волонтёрской группы «Старость в радость», были сегодня здесь. Девчонки, кому небезразличны – молодые девушки, кому небезразличны старики, и дедушки, и бабушки — девчонки, большое вам спасибо!

Алла и Лиза: Спасибо вам большое!

Алла: Очень приятно было с вами пообщаться.

В: Ну а всем нашим слушателям – спешите делать добро!

Теги: ,

Добавить комментарий

Хотите получать письма о том, как Фонд вместе с Вами помогает бабушкам и дедушкам? Подписывайтесь!

Будем присылать только самое интересное.

Нажимая "Подписаться", вы принимаете соглашение об обработке персональных данных и политику конфиденциальности.