Мы делаем все, чтобы повысить
качество жизни пожилых людей в домах престарелых и инвалидов.

Наша цель - улыбки на лицах
наших бабушек и дедушек!

Я хочу:
МЕНЮ
СТАРОСТЬ В РАДОСТЬ
БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ
ФОНД ПОМОЩИ
ПОЖИЛЫМ ЛЮДЯМ
+7 499 394-48-83
Звоните нам!
Козлова Анна Яковлевна

А однажды я пришла с поста в час ночи, а на моей кровати лежит командир взвода пьяный. Я его разбудила и он ушел, а кто-то доложил, что командир взвода спал на кровати, мне стало стыдно.

annayakovlevna

Родилась 15.10.1924

с. Михайловское, Хмельницкая область

папа: Яков, мама: Ирина

Начну с моей семьи. Я напишу немного о своих родителях, когда меня еще не было на свете. Мои родители поженившись, жили со свекровью. А когда папа спрашивал, почему она часто плачет, мама отвечала, что болит голова. Но однажды отец сам услышал, как плакала из-за того что свекровь начала ее проклинать. А дело было так: свекровь поставила молоко на печь вскипятить, но тут к ней пришла еврейка купить овощи. Не заметив как пролетело время свекровь отвлеклась, молоко у нее сбежало, а когда пришла мама, убирая это молоко с печи, мама обожглась. Вместо того, чтобы пожалеть маму, свекровь начала проклинать ее. И тогда отец, услышав эти проклятия, подошел к своей маме и сказал: «Теперь я вижу, почему у моей жены не просыхают глаза, так как ты ее обижаешь всегда». Отец решил отделиться от своей матери и жить в одном доме отдельно. А свекровь в след ему кричала: «Иди, иди и посмотрим как она наготовит тебе и напечет!» На что отец ответил: «Все, что наготовит мне жена, будем только мы знать». Моя мама была против, чтобы жить отдельно, но в одном доме через коридор была пустая комната, где им нужно было обустроиться. Но отец все решил по- своему. Это произошло в великий праздник Пасха, поэтому мама просила не позориться, не отделяться. Но отец все перенес в этот день. На ночь отец погнал пасти лошадей (у родителей были свои лошади), а мама тем временам наводила порядок в комнате, в которую они перешли. Помыла в комнате, испекла в печи хлеб, помыла полы и поставила тесто на пасхи, всю ночь моя мама наводила порядок, а когда на утро свекровь увидела, что невестка такая была хозяйка, она удивилась. И стала мою маму ставить в пример своей дочери, которая проспала всю ночь и полдня. А Ирина, так звали мою маму, и в доме убрала и хлеб испекла. А дочь свою качалкой (скалкой) свекровь погоняла. Конечно, свекровь, была удивлена, и когда пришла соседка на крики, свекровь ее попросила, чтобы соседка попросила попробывать хлеба у моей мамы. Мама ей отдала булку хлеба и сказала: «Пробуйте». После этого случая свекровь немного снисходительно относится к моей маме, но все равно они долго жили отдельно от свекрови.

И когда мама забеременела, отец взял усадьбу 5 км. от с. Михайловского (там жили мои родители, это Украина), решил построить дом новый. Старый надо было разбирать. Отец сам разбирать начал, и когда полдома уже было разобрано, осталось еще полдома, случилась беда. Дело было одним летним днем. Мама с папой очень любили друг друга. Папу звали Яковом. Ранним утром мама с папой, позавтракав вместе, а они любили и всегда завтракали вместе, папа решил сам идти разбирать дом. А когда сидели за столом, отец предчувствуя свою смерть заплакал, мама спросила: «Что ты Яша плачешь?». А он отвечает, что ему жалко маму, ей ведь скоро рожать, больно будет. (Мама тем временем ходила беременная мной). Мама ответила: «Что ты Яша, все рожают женщины, и я рожу, не переживай». Так успокаивала мама, даже не предчувствуя, что ее ждет беда. Отец уехал разбирать дом. Мама занималась хозяйством. И вдруг прибегает соседский парнишка- еврей и говорит маме, что вашего мужа прибило бревном, но он жив. Мама, бросив все, побежала в соседнюю деревню к папе, а на встречу ехала подвода, а на ней лежал уже папа, его везли домой. Мама начала плакать, на что папа ответил: «Не плачь, Ириша, я выздоровею». Но не прошло и пол часа, как папа умер и моя мама осталась беременная одна.

А через три недели родилась я. Но на этом наша беда не закончилась. Как рассказывала мама, старший брат отца решил забрать у мамы комнату, где жили родители и усадьбу, которую папа купил. Он подал на суд, чтобы все это присвоить. Но суд отказал ему и мама осталась жить у свекрови. А папин брат уговорил маму отдать ему усадьбу брата. Мама решила отдать усадьбу папину, а сама осталась жить у свекрови.

Я родилась в 1924году, и когда мне было 2 годика, мама решила выйти замуж. Николай Совчук- это звали моего приемного папу. Он был очень хороший человек, и я его считала как родного папу. В 1927 году родилась у меня сестренка Оля, а в 1930 году родился брат Петя. Наша семья была дружная очень. Но счастье долго не продлилось в нашей семье, я и моя сестренка, Оля, сильно заболели скарлатиной. Врач сказал, что я умру, а Оля будет жить. Но судьба распорядилась иначе, я осталась жить, а моя сестренка умерла. Ей было всего 3 годика. Оля предчувствовала свою смерть и со всеми попрощалась. И на прощанье ей папа купил шоколадку, но так ей и не пришлось ее покушать, она умерла.

Но на этом несчастья нашу семью не оставляли. В 30-е годы 20 столетья в России началась коллективизация. Весь скот сдавали в колхозы и совхозы. У нас тоже была земля, корова, лошади, свиньи. В приказном порядке наша семья отдала две лошади и телку. А отец и мама пошли тоже работать в колхоз. В колхозе не было в то время ни тракторов, машин. Поэтому хлеб косили серпами. А зимой молотили зерно, сено отделяли от снопа. А зерно возили на санях в мешках в г. Хмельницкий 30 км. от с. Михайловского. Вот один раз мой папа вез зерно на санях через речку, по льду и когда лед треснул, лошадь начала тонуть. В это время папа не растерялся и решил спасти зерно на санях, но пока пришла помощь, лошадь ушла под лед, а папа держал сани, которые медленно падали, поломал позвоночник. Зерно было спасено. А папа слег и лежал парализованный 3 года. Он так и не поднялся, умер. Мама работала на полях, а в перерыв домой бежала, чтобы перевязать раны папе и покормить его и нас с братишкой. За перерыв она должна была успеть все сделать. На мамину долю выпало много страданий. Папа так и не выздоровел, через 3 года папа умер. Мама очень привязалась и полюбила моего приемного папу. И когда он умер, она больше не вышла замуж. Хотя трудно было маме с двумя детьми, но она так больше не вышла замуж, а жила ради нас. Время шло мы росли с братом Петей. Я пошла в школу, отучившись 3 класса, в 4 классе я уже не пошла, т.к. не в чем было ходить в школу, и я бросила учиться. В России был голод, нищета. Я хорошо училась в школе, и когда я бросила в школу ходить к нам пришла учительница узнать почему я не посещаю школу, на что мама ответила, что не в чем ходить в школу.

И тогда учительница посоветовала маме оформить меня уборщицей в райфинотдел, где работал муж учительницы. И маму оформили на работу в райфинотдел, а я ходила убираться. Проработала я уборщицей 2 месяца, а потом к нам прислали начальником НКВД работать Авдеева Емельяна Андреевича и моя жизнь круто изменилась.

Эта семья поселилась по-соседству с нами. И когда жена Емельяна Андреевича увидела, как я работаю в таком возрасте, а тогда мне было 10-11 лет, она возмутилась: «Почему такая маленькая девочка работает, она ведь и не вырастит».  «Дайте мне ее, чтобы смотрела за детьми моими, а я буду Вам платить 30 рублей. Это не трудно».

А мама ей ответила и поблагодарила за беспокойство. «Моя Анечка работает, чтобы платить налоги, которыми обложило государство, а в колхозе денег не дают». И так я пошла работать в эту семью, хоть как-то прожить. А детей было у Авдеева трое. Так я проработала в этой семье 3 года, следила только за детьми: Славик, Эльза и Инна, так звали детей. Я так и работала, смотрела за детьми, даже когда Авдеева перевели в другой район на повышение, мама меня отпустила с ними жить.

Так я прожила в этой семье до 1941 года. Затем дети уже выросли и мои покровители уже не нуждались в моих услугах и к тому же Авдеева опять перевели в другой район и я уже не поехала с ними, а осталась в районе Славуте. И поступила работать домработницей в военный городок к старшему лейтенанту Горбунову Василию Ивановичу, а его жену звали Марией Ивановной. И было у них 2 детей: Ника и Валя.  А в скорости началась война, шел 1941 год и старшего лейтенанта Василия Ивановича забрали на фронт. Мы пообедали с семьей Горбуновых и за обедом Василий Иванович объявил своей жене, чтобы она немедленно ехала с детьми в Саратов к его маме и забрала меня с собой, где я бы следила за детьми, а Мария Ивановна пошла работать. И мы уехали в Саратов к маме Василия Ивановича. У мамы В.И. мы долго не прожили, ушли на квартиру. Мария Ивановна устроилась на работу на склад одежды, которая направлялась на фронт. Мария Ивановна быстро освоилась на этой работе и даже успевала изменять своему мужу. У нее каждый день был новый кавалер. А дочь Марии Ивановны, Валечка так полюбила меня, что даже называла меня мамой. Как я не пыталась ее убедить, что я не мама, все равно меня называла мамой. Я ведь все время была с детьми, Марии Ивановне не когда было заниматься детьми. Она так была занята своей личной жизнью, что дети ей были не нужны. К ней захаживал старший лейтенант Туз Николай.

И вот в одно прекрасное утро декабря Мария Ивановна подняла меня рано утром и послала меня в магазин за пивом. Я была легко одета, несмотря на сильный мороз, она буквально выпроводила меня, не дав одеться. А в магазин пиво привозили в 3 часа дня, я с утра простояла до 3 часов дня, не могла отлучится, т.к. очередь не смогла потом найти. И когда открыли магазин, я еще простояла в очереди 3 часа. Купив пиво уже в 6 часов вечера, я промезшая, голодная, уставшая поспешила домой и на путях трамвая я упала и 3 литра пива вылила на себя. Придя домой мокрая, обледеневшая, голодная я начала плакать, а Мария Ивановна разозлившись на меня, что пришла без пива, бросилась меня бить. Она бросила в меня чайник, но не попала, и тогда Мария Ивановна разбив чайник совсем обозлилась. В кроватке плакала маленькая Валечка и звала меня, ведь я ей была как мама, но когда к ней подошла Мария Ивановна, она ее била и не подпускала к себе. Тогда Мария Ивановна, со злостью схватила меня за волосы и буквально волоком притащила меня к Валечке. Валечка обняла меня крепко и сказала: «Мама не плачь».

Я взяла ребенка на руки, ушла к хозяйке квартиры, к Кате. Тут пришел любовник Марии Ивановны, Туз Николай, он увидел, что я плачу, начал расспрашивать, что случилось. Хозяйка Катя рассказала, как было дело. Туз возмутился, защитился за меня, а Марию Ивановну отругал и не стал пить пиво. Мария Ивановна приревновала Туз ко мне, т.к. он был на моей стороне. Ему было жалко меня, он возмущался, что Мария Ивановна издевалась надо мной. Он как-то сгладил обстановку. Но на этом мои страдания не закончились. Деваться не куда было. Я продолжала жить у Марии Ивановны. Жизнь моя в семье Селиных Марии Ивановны стала невыносимой. Я решила покончить с собой, не знаю, что на меня нашло, видно все надоело. Я уложила спать детей, а сама побежала к Волге, чтобы утонуть. Но покончить с собой мне не удалось, мне помешала одна молодая пара. Я было разбежалась, но меня господь спас, молодая пара меня задержала и привели домой. Эти ребята очень сильно ругались на хозяйку, почему она довела меня до такого состояния. И вот я осталась жить в этой семье. Плохо и хорошо было, но я продолжала жить. Но вот в моей жизни появился просвет. На против моего дома находился военный госпиталь. И однажды из окна госпиталя мне парень позвал и бросил мне записку, попросил встретиться. Мы переписывались сначала, а потом, когда он подлечился (Василий звали его) его выписали домой долечиваться. Василий стал приходить ко мне домой и вскорости предложил мне руку и сердце свое. На что я ответила, что у меня нет ничего, а Василий сказал, что я ему нужна, а больше ничего. Я дала согласие. Мы еще встречались, я его любила, но близости у нас не было. И вот однажды, Василий, посчитав, что я ему уже жена, начал приставать ко мне. Я ему сделала замечание, что я еще ему не жена. Вот когда я буду его женой, тогда будет у нас постель. На что он обиделся и сказал, значит я его смогу ли его удовлетворить. На что я очень обиделась. И решила отказать в замужестве ему. Василий долго ходил, просил прощение, но я из-за своей гордости так ему и не простила. И он уехал. Больше о нем я не слышала.

А вот судьбу я свою я конечно отпустила. А узнала я это уже позже. А было это так. Моей хозяйке дали огороды за городом Саратовым. Я конечно на нем работала и однажды я отдыхала посе посадки и спустилась к речке отдохнуть. Постелила я салфетку льняную и присела. И тут ко мне подошла женщина и попросила мою руку погадать. На что я ответила, что у меня нет денег, а она мне говорит, мне денег не надо, дай мне салфетку, как она узнала, что у меня есть салфетка, ведь она не видела ее. Я согласилась. И тогда она мне сказала, что я не сирота, у меня есть мама, и Василий, парень, это была моя судьба и его я упустила, но будет еще у меня суженый, и его я потеряю, Николаем зовут. Дальше, как в тумане, ничего не помню. Я пришла домой под впечатлением. А на следующее утро нас ожидало несчастье. У моей хозяйки сильно заболела дочка, Валечка, которая меня называла мамой, и я ее очень любила. Валечка проболела 3 дня. Марья Ивановна настолько была бесчеловечной, что даже не пыталась ей помочь. И через 3 дня девочка умерла. Я очень переживала за Валечку, я ее считала, как родную. Я так и не узнала от чего она умерла. Я была молодая, не понимала, почему мама Вали ничего не сделала, чтобы спасти дочь. Хозяйка только любила мужчин, но не своих детей. Даже был случай я ее спасла от лейтенанта Кравцова Николая. Она назначила свиданье ему, а пришла домой с другим. Я его отвлекла, от того, чтобы не было скандала. Впоследствии, Николай дал мне свой адрес, вдруг пригодится. Хозяйка Мария Ивановна послала меня на рынок торговать спец. одеждой и дала 300р. А пока я торговала, 300р. у меня украли и вот помощь Николая мне пригодилась. Я поехала к Николаю, рассказала о своей о своей беде, он мне дал 300руб. А Марии Ивановне, моей хозяйке, велел не говорить. Вот так мир не без добрых людей. А Мария Ивановна и дальше мне не давала житья.

Был случай один, когда меня она бросила и съехала на другую квартиру, забрав мои документы. Это было тогда, когда ушла с подружкой погулять, а пришла с подругой вечером, а моя Мария Ивановна съехала, не заплатив мне, забрав документы и оставила меня без средств существования. Я прожила у хозяйки квартиры 3 дня, только потом я нашла Марию Ивановну. Но она мне только отдала паспорт, денег за то, что я у нее работала мне не заплатила. Но помогла устроиться в школу ФЗО. А казалось жизнь налаживается, но тут в моей судьбе появился появился еще мой один суженный (Николай, которого мне нагадала сербиянка). Он мне понравился. Капитан Николай лежал в госпитале. А когда его стали выписывать, он пришел ко мне предложил, мне, если он предложит мне замуж (а он был не русский), я за него выйду или нет? Я сказала, что разницы никакой. И Николай решил, что я его девушка. Он написал своей маме, что приедет с женой. Но когда Николай уезжал, я ему отказал, испугалась, он ведь был другой веры, не русский.

После окончания школы ФЗО, нас приняли с подружками на заводе Авиационном слесарем дюральщиком. Я проработала 1,5 года. Одеться было не во что, ходила в ботинках на деревянной подошве. В общежитии было холодно. Общежитие отапливалось опилками. Когда дома мы были, то протапливали опилками. Если работали днем, то ночью спали в холодной комнате. 11 августа у меня украли все продуктовые карточки и мне весь месяц пришлось голодать. Занимала 10 рублей. Покупала макуад и весь день ее во рту сосала, как конфетку. Но однажды мастер увидел, что я хожу полуголая, раздетая, ведь одеть нечего было. Он сжалился надо мной, дал мне талончик на одежду, я получила на него платье и бурки.

И так я на заводе проработала 1,5 года. И в один прекрасный день прихожу на работу, а завод немцы разбомбили. И я осталась без работы. Так я 2 недели проходила без работы.

А потом я переехала к маме на Украину, Хмельницкую область. Моя мама сильно болела и я решила уехать на Украину, в то время, Украину освободили от немцев. Со мной поехала подружка Вера. Домой добрались как могли. Домой ехали 22 дня, чем смогла. Ехали в товарном поезде, и даже на крыше поезда, что даже, когда ехал поезд под мостом, я чуть не уехала под поезд.

А когда я вернулась домой, я устроилась на почту почтальоном. Моя работа мне очень нравилась. Но однажды я принесла письмо домой одной женщины Наде, от мужа с фронта (война закончилась). А у нее были гости с Баку. Брат с женой с 2 детьми. Жены сестра и брат жены. Я познакомилась в этом доме с братом Нади Володей. Я с ним встречалась с Володей месяц, пока он находился в отпуске, как один день.

Через месяц Володя перед отъездом сделал предложение мне выйти за него замуж. Он сказал, что меня полюбил очень и хочет, чтобы я стала его женой. Я дала Володе согласие. Но перед отъездом он у меня спросил была ли я замужем или нет? Я ответила нет. На что мне он сказал, чтобы я оставалась девушкой, какой я была при нем, т.е. не изменяла ему. Он должен был приехать жить на Украину вместе с сестрой, а я должна была его дождаться.

Володя мне писал письма каждый день, и я тоже ему писала каждый день. И так продолжалось – месяц. А затем я ему писала, но от Владимира не было ответа. И так продолжалось целый месяц. Я писала, а ответа не было. Я решила, что писать больше не буду, т.к. Володя пропал без вести.

А тут сосед приехал с Киева в отпуск и предложил мне уехать в Киев, предложил мне, пообещал устроить меня на работу. И я решила уехать в Киев, чтобы забыть Володю, я плакала, страдала. И уехав в Киев, я пыталась забыть Володю. Я поехала в Киев с подругой. В Киеве меня сосед устроил в военнезированную охрану, а подругу устроил в штаб. Я стояла на посту и днем и ночью. Кормили очень плохо. Обмундирование военное, морское. От штаба был пароход, который по Днепру. На этом пароходе работала землячка моя. Она жила на пароходе. А по соседству в каюте жил парень Козлов Николай (мой будущий супруг). Я познакомилась с Николаем, он мне предложил дружить, но мне он не нравился и я ему отказала.

А однажды я пришла с поста в час ночи, а на моей кровати лежит командир взвода пьяный. Я его разбудила и он ушел, а кто-то доложил, что командир взвода спал на кровати, мне стало стыдно.

Я очень боялась стоять на посту. Я узнала, что одна девчонка убежала с поста. И подружка Аня меня подговаривала убежать. И в 1 час ночи вместо того, чтобы идти на пост, я уехала на вокзал. Приехала я домой, пробыла 3 недели дома. А через 3 недели приехали за мной из военизированной охраны 2 ребят с милицией. Меня посадили в камеру, я просидела 2 суток там. А ребята пошли к подружке отдыхать. Через 2 суток ребята забрали из дому меня, чтобы вернуть в Киев. Мама сильно переживала, т.е. она болела сильно. А когда приехали в Киев, привезли в караулку ребята меня встретили с радостью, а я заплакала. Меня посадили на гаубвахту, 1,5 суток я просидела на гаубвахте. Ребята меня не оставили, передавали мне кушать.

А утром через 1,5 суток меня доставили в Воднецкую прокуратору. Мне за дезертирство грозило 7 лет тюрьмы. Я попросила следователя, чтобы он отпустил меня под расписку, я была без денег и хотела навестить подружку на пароходе, хотя бы покушать. А когда пришла на пароход, подруги не оказалось на месте, был ее сынок дома. А в соседней каюте доносилась песенка. Я спросила у подружкиного сына, кто там поет. На что он ответил: «Коля Козлов». Мальчишка позвал Николая Козлова. Я ему рассказала свою историю, на что он огорчился, почему я не рассказала ему, не посоветовалась с ним. А я не могу ему довериться была, т.к. он вечерами работал в милиции.

Я очень хотела кушать, и Николай это заметил. Он у меня спросил: «Хочу ли я кушать?» Я от стеснения своего ответила нет. Он не послушал меня, дает 33 рубля и просит, чтобы я купила молока и хлеба на углу у берега. Я сначала ему отказала, но он меня попросил, чтобы я сходила и купила, т.к. он только с вахты, устал. На что я не смогла ему отказать. Я купила сахару, хлеба, а молока не было и принесла Николаю. А Николай собирался уходить. Я ему отдала хлеб и сахар. Молока не было, это я ему сказала. Он меня похвалил. И сказал, чтобы вскипятила чаю и покушала, а сам ушел. Я покушала, написала Николаю записку и покинула каюту, не дождавшись его. Время у  меня было ограничено, я пошла в прокуратору к следователю.

А когда пришла к следователю, он мне говорит: «Был нач. штаба Клюйком и прокурор Виноградов решили вас освободить. Можете ехать домой, можете дальше работать. А сейчас идите в штаб». Я пошла до начальника штаба. Но начальник штаба был занят и мне сказал прийти через 3 дня, решим что будем делать.

Я даже не знала, что Николай Козлов помог мне уйти от тюрьмы. Пока я пила чай он договорился с начальником штаба, чтобы он помог в прокуратуре, освободил меня и с работы не увольнял. Я от начальника штаба пошла на пароход к подружке Ане. А когда пришла к ней на встречу ко мне вашел Николай Козлов, который хотел идти за мной. Это было вечером. Он, чтобы отвлечь меня, т.к. я очень переволновалась, предложил мне пойти с ним в кино.

Мы с Николаем сходили в кино. А после кино, мы пришли в каюту, покушали молоко с хлебом, я решила идти ночевать к Ане в соседнюю каюту.

Николай в это вечер сделал мне предложение, на что я ему отказала. Но я отказалась от замужества, потому что была бедная и не было одежды. Это было в 1946г. 10 декабря 1946г. мы пошли в магазин, чтобы купить покушать. Пришли мы на Красную площадь в Киеве в финотдел, ему нужно было заплатить штраф. Зашли в здание, в комнату, где находились 2 мужчин и 2 женщины. Николай оставил меня сидеть на диване, а сам подошел к мужчинам. Переговорив с мужчинами, он подошел ко мне, попросил у меня паспорт. А паспорт у меня был просроченный. На что Николай попросил меня его отдать, чтобы продлить. Я отдала Николаю свой паспорт. Он переговорив с мужчинами, опять подошел ко мне и сказал, что привел меня в загс, попросил меня, чтобы я не ругалась и не испугалась. Он хотел с моим паспортом расписаться сам, но у него ничего не получилось и он признался сам мне. Нас пропустили без очереди, я не ругалась и мы зашли в комнату регистрации брачующихся. Но нас не расписали, т.к. у меня был просроченный паспорт. Сказали, чтобы поменяла паспорт, только тогда нас распишут. Мы вышли из закса, скупились в магазине продукты, и Николай пошел в милицию, чтобы продлить, так как его не поменяли (паспорт), а только продлили. Я пошла на катер и ждала его там. А когда Николай вернулся, он по пути зашел в каюту к моей подружке, чтобы узнать адрес моей мамы. Он получив адрес, написал моей маме письмо, где написал, что мы поженились. Как только его не уговаривала, он все равно отправил его. А на следующий день, 11 декабря 1946года, Николай позвал меня к милиции на счет паспорта. В 3 часа дня я должна быть в милиции, чтобы получить паспорт.

Моего паспорта паспортистка не нашла и послала меня к начальнику паспортного стола. Начальник спросил мою фамилию, а фамилия моя была Савчук. Он мне показал мой паспорт и отругал, что паспорт я дала чужому человеку Козлову Николаю, он меня выставил за дверь и сказал, что свой паспорт нельзя давать никому. И разозлившись на  меня, отправил меня к Козлову Николаю. Я вышла и пошла на пароход. На пароход я пришла, а он ушел на зимовку, на ремонтный завод. Я стою и плачу. Я вернулась у милиции и Николай туда подошел. Он у меня спросил была ли я в милиции, на что я ответила, что была и что мой паспорт мне не отдали. Николай обрадовался. Николай зашел в милицию, забрал паспорт, а так как загс находился рядом, он меня повел в загс. Я не хотела выходить замуж за него. Но наверно судьба, раз я не смогла отказать Николаю. Ведь я любила Володю, но его так и не было. Вот я и решилась выйти замуж. А когда вышли мы из загса, мы решили сходить на базар за продуктами.  На базаре я попросила у Николая 2 свечки купить мне. А с базара мы вернулись на пароход, где нас поздравляли.

Вечером нам свечи сослужили службу, т.к. у нас выключили свет. А свечки, которые предназначались на подарок моей маме, мы использовали. Но свет вскоре включили и мы потушили свечи. Вот так началась моя семейная жизнь. Днепр замер, пароход был на зимовке, и моему мужу дали 3 месяца отпуска, и мы решили уехать в Хмельницкую область к моей маме, мне очень хотелось съездить к маме. А это был 1946г, в стране был голод. На полях был неурожай. Мы приехали к маме, у мамы не было даже, что покушать. Мы жили у мамы, я ходила белить столовую, чтобы мне дали остатки от картошки. А эти очистки мы варили и кушали. А потом я устроилась в сберкассу уборщицей, а муж инспектором в сберкассу. Муж у меня был немного скуповат, и позволял себе питаться в столовой, деньги у него были, но он сам распоряжался ими. А когда увидел, как мой брат прячет от него (когда он внезапно зашел в комнату) очистки, муж возмутился, что мы прячем от него продукты. Но увидев очистки, успокоился, что мы люди честные в отличии от него. А через 3 месяца мой муж уехал в Киев, т.е. отпуск у него закончился. А мне сказал, что найдет квартиру, меня заберет к себе. Он уехал, а я осталась беременной с мамой. Моя мама очень болела, и я не могла ее оставить. Николай сначала мне писал письма, писал, как только дадут квартиру, он меня заберет. А потом письма прекратились. Я написала в штаб, чтобы узнать о нем. На что мне ответили, что мой супруг уволился и уехал, не сообщив мне об этом. Писем от Николая не было, и все твердили, что он меня бросил. А когда ко мне приехал участковый, я с ним переговорила и подала на мужа на алименты, я ведь тоже подумала, что он меня бросил, и дала участковому адрес родителей Николая. На этом беда меня не оставила. Моя мама очень болела и в сентябре 8 числа умерла, а 29 сентября у меня родился сын. А за 2 недели до родов меня уволили с работы с сберкассы, чтобы не платить декретные. Очень обидно было, я осталась без средств существования. Хотя в сберкассе зря волновались, ведь  я даже не стала на учет по беременности в больнице, чтобы мне оплатили декретный отпуск. Вот какая была несправедливость. Маму я потеряла, но беда меня не оставила. А до смерти мамы, у меня произошло еще одно событие. Которое потрясло меня до глубины души. Объявился Володя, которого я любила. Вернее я получила от него весточку, от его сестры мужа, Володя передал деньги на дорогу, чтобы я приехала к нему. И письмо
Володя передал. А пропал он не по своей вине, был в секретной командировке, а я думала  он меня забыл. Муж сестры Володи приехал на похороны к сестре и по поручению Володи зашел к нам домой, чтобы передать письмо от него и денег на дорогу. А в письме он просил меня приехать к нему, если я ему была верна. Но я отказалась от денег, т.к. я была уже замужем и беременная. А это для него было, как предательство. Но я не могла его обманывать. Хотя Петр, уговаривал поехать с ним к Володе. Я отказалась.

А когда у меня родился сын, тоже начались проблемы. Брат ушел жить от меня к женщине, которая была старше на 12 лет, ему тогда было 16 лет. Кушать было у нас нечего и он решил жить с этой женщиной до армии. Но так и прожил с ней всю жизнь, было у них 4 детей. Не смог бросить детей. А жил без любви, но в согласии.

А я к себе на квартиру приняла 3 девочки. Хата моя валилась, в декабре обвалился кусок от потолка, потом у меня в кухне упала стена, можно было не топить печку, все равно не было стены. Не знаю, как я сына уберегла, как мы не замерзли. Мы с моими девочками квартирантками ходили собирали ветки, чтобы протопить. Затем в коридоре стена отвалилась. Я все думаю мама моя перед смертью пожалела хату, говорила кому она достанется, вот моя хата и разрушилась.  Нам было трудно. Милиция хотела у меня забрать сына, говорили, что ребенок замерзнет, умрет. Но я сказала не отдам. Умру, но не отдам. И так я по соседям ходила купала малыша. Где кто покормит, ведь я не работала и декретные мне не платили. А мой супруг так и не объявился.

Как-то с области приехал участковый, я пошла узнать за моего мужа Козлова Николая. На что он ответил, что не может найти его. И спросил данные какие-нибудь. Я дала адрес отца Николая. Милиция его разыскала, он жил в Волгограде, работал на заводе, и умер от туберкулеза легких. Вот опять меня несчастья преследовали.

Мне дали адрес завода, где работал муж. Но завод мне в пенсии отказал. Я подала заявление в собес, где подняли его все документы, а в этом мне помог мой сосед. И начали мне платить пенсию. И жить стало легче. Но беда меня не оставляла. У меня весной завалилась совсем моя хата. Жить стало негде. Мы с моими квартирантками сделали шалаш и жили в шалаше. Я с сыном в одном шалаше, девочки- квартирантки в другом. Вот так мы прожили лето.

Моя хата завалилась. Но огород 40 соток остался и я решила посадить кукурузу на нем. Вспахала, и засадила все кукурузой. Кукуруза выросла на славу, да и урожай был отменный. Я в это время перешла жить на квартиру к одной бабушке. И вот был такой случай. Едит мимо на повозке мой дядя, мамин брат родной, увидел кукурузу и решил, что она будет его. Он меня подговорил, пообещал, что если я отдам ему всю кукурузу, он мне построит домик небольшой. Я конечно поверила ему, не предполагая, что он меня обдурит и никакого дома он мне не построит. Но я была наивной девочкой и всю кукурузу отдала ему, взяв себе только мешок один кочанов кукурузы. А мой дядюшка меня обманул. Он приехал, нагрузил целую повозку кукурузы, мы еще с бабушкой, у которой я жила, помогли ломать кукурузу. А мой дядя уехал в соседнюю деревню и меня забыл. У него было большое хозяйство: куры, гуси, утки, свиньи. И он обо мне даже не вспомнил. Он кушал мясо, а я слезы и голодала. Ребенок маленький, в груди молока мало было, ведь я голодала, кушать было нечего.  Но мы выжили.

А когда моему сыну исполнилось 2 годика, я устроилась на работу в сберкассу уборщицей, но ненадолго. Жила на квартирах, жилья своего не было и решила уехать в Херсон, завербовалась на работу. Сыну исполнилось 3 года. А в Херсоне тоже меня ожидало разочарование. В Херсоне не было ни садика, ни яслей. Я не знала, что делать. Пока было лето за моим сыном следила соседка- бабушка и ее внуки. А однажды моего сына лошадь чуть не затоптала, благодаря Господу остался сынок жив, лошадь просто перепрыгнула через сыночка. Жили мы в амбарах пока нас строили квартиры. А осенью мне совхоз дал комнату и корову. Я сына оставляла одного, а сама ездила работать за 80 км. от совхоза.  Раз оставила и больше нет, побоялась, решила уехать обратно в Хмельницкую область к брату. Я ему написала, он меня пригласил к себе.
И я уехала с сыном к брату.

А когда приехала к брату, я познакомилась с женщиной, которая работала домработницей у судьи. Она заболела и искала себе замену на 2 недели. Домработница привела меня к судье с документами. Судья решила меня временно взять к себе на работу и помогла сына устроить в детсад и дала 50рублей, чтобы я могла заплатить за садик. Увидев 50 рублей, моя невестка позарилась на эти деньги и устроила скандал. Было неприятно, что мои родные вместо того, чтобы поддержать и помочь, еще позарились на мои деньги.

Я устроилась к судье домохозяйкой на работу на 2 недели. Я проработала у судьи 2 недели, она мне дала 50 рублей и 2 ведра картошки.

Картошку принесла к брату домой. Брата жена опять меня обидела, забрав картошку, и сказала, что прожив 2 недели, я у них съела уже картошку всю, я очень огорчилась. Я продолжала ходить к судье подрабатывать, помогала управляться по хозяйству. И однажды я рассказала судье, что у  меня картошку забрала невестка. Судья мне дала картошки 3 ведра, столько, сколько я могла унести. Я ей была благодарна. Но в скорости я перешла на квартиру к бабушке, не было больше сил жить с невесткой.

Я устроилась на работу в сберкассу. Я ушла на квартиру от брата. Невыносимо было жить у брата, с невесткой не ладили, ребенок маленький.

А затем я завербовалась на Донбасс, так как надоело жить на квартирах. Я взяла сына и уехала. На Донбассе строили железную дорогу. Сына я устроила в дет. сад. Мы разгружали вагоны с песком. 10 человек нас было, девчонок. А по-соседству с нами разгружали 10 парней.  И вот один парень всегда приходил помогал разгружать, а меня отправлял домой к ребенку.

Я жила с девушками в общежитии. Мне дали 1 комнату, так как я была с ребенком. В комнате стоял стол, кровать, плитка, стулья. Все остальные девчонки жили вместе, рядом в соседних комнатах. Парни жили рядом в общежитии. А Владимир, парень который всегда помогал мне разгружать песок, стал приходить ко мне, играть с моим сыном, а когда я укладывала спать сына, он уходил.

Девчонки интересовались у меня зачем он ко мне ходит. Я конечно догадывалась, что я ему была не безразлична. А однажды Владимир остался и начал расспрашивать у меня все обо мне. И оказалось, что мы били с одной области, только районы были разные. Мы стали общаться и дружить. А однажды Владимир мне предложил выйти за него замуж. Я все время отказывалась, я боялась почему-то. Но все-таки он добился моей руки. И я решила выйти за него замуж, я ему дала слово. Но на другой день мне встретилась цыганка, она сама мне предложила погадать. А я тогда не знала, что эта цыганка была подослана одной девчонкой. Одной девчонке нравился Владимир и она через цыганку решила разлучить меня с Владимиром, придумав предсказание. Цыганка мне сказала, что я должна расстаться с Владимиром. Он принесет мне несчастье и постельную болезнь. Я поверила цыганке и решила расстаться с Владимиром, не зная о заговоре. Я отказала ему выходить за него замуж. А через некоторое время я узнала, что Владимир встречается и спит у одной девчонки. Потом только мне сказали, что цыганка была послана этой девчонкой, чтобы я рассталась с Владимиром.

Владимир стал жить с этой девчонкой. И я решила вычеркнуть его со своей жизни. Работа заканчивалась, дорогу построили и мы все по-очереди стали разъезжаться домой. Мне не куда было ехать. Но тут пришло письмо от брата, он меня просил, чтобы я вернулась домой. Невестку ложили в больницу, а у нее было 2 маленьких детей, брат был в армии, и я пожалела деток, решила вернуться домой. Я вернулась домой весной, и до самой осени невестка лежала в больнице. А я все время следила за детьми, огородом. А огорода было 30 соток, из них было 15 соток засажено картофелем, а 15 соток было засажено кукурузой. Невестка попросила меня выкопать картофель, и весь картофель перенести в сарай. И я с детьми все это сделала. А когда невестка вернулась с больницы, она меня прогнала с дому, не дав мне даже 1 ведра картофеля. Хотя меня соседка предупреждала, что меня выгонят и ничего не дадут. Но все так и вышло. Я забрала сына и ушла от невестки на квартиру. А на работу меня взяли в военкомат уборщицей, сына оформила в детсад. Мне очень трудно было жить, за квартиру надо было платить, за детсад платить, и еще надо было что-то кушать. Денег не хватало, и мне предложили завербоваться. Я рассчиталась с военкомата, пока военком уехал. А когда он вернулся, ему доложили, что я уволилась. Но я еще не успела уйти, как он меня позвал к себе. Мы с военкомом переговорили, он узнал, что я уезжаю на вербовку, и уговорил меня остаться и обратно принял меня на работу, где я еще проработала 3 года. И работала пока еще не уехала по вербовке в Херсонский район. В то время люди, чтобы получить квартиру ездили вербоваться по всей России. Это был 1958год.

И я решила уехать в Херсонес по вербовке. Я забрала сына, и мы уехали в Херсон. В Херсоне я устроилась сначала на стройке, а затем перешла поваром. Когда построили домики, мне дали квартиру. Я перешла на почту почтальоном, т.к. поваром не было здоровья работать. Я решила связать свою судьбу с одним мужчиной, его звали Егор. Он мне предложил уехать в Воронежскую область. И я решилась, устала быть одной. С работы меня не рассчитывали, и я поехала до прокурора. Прокурор позвонил начальнику, и меня рассчитали. Мы уехали в Воронежскую область, в г. Лиск. Познакомились мы с одним мужчиной в кафе. Он нам предложил работу в колхозе. Мужа на ферму, а я пошла поваром. Поработали мы немного, муж не хотел работать, и мы переехали в соседний колхоз «Фрунзе». Сын выучился на тракториста и ушел в армию. Муж устроился на ферму скотником, а я работала в колхозе на разных работах. Проработав немного мой муж опять уходит с работы, и мы опять переезжаем в г. Кантемировку. Муж работал на пищекомбинате, а я на почте почтальоном. Проработав немного муж опять увольняется и мы переезжаем в Ростовскую область, Зерноградского района, ст. Г-Борисовскую.  Нам дали квартиру, но квартира была не пригодна к жизни. И мы уехали в ст. Мечетинскую, купили домик за 400 рублей и с тех пор я по сей день живу в Мечетинской. Сын пришел с армии, женился и у него родился ребенок. Муж мне предложил уехать из Мечетинской. Я отказалась ехать. Муж уехал сам, потом он меня звал к себе, но я не хотела больше его видеть. За 8 лет я поменяла 5 мест жительства. Я устала так жить в разъездах. Больше мы не виделись. Я вышла замуж за другого.

С мужем мы разошлись, он уехал, но все время мне писал и просил меня помириться, но он был летун, это он не мог долго жить на одном месте, его везде прогоняли с работы, т.к. был ленивый.

Сын мой женился, у него родилась дочь, и купив хатку, они от нас отделились, а со временем он построил себе дом. Я осталась одна. Жила одна. Я работала в быткомбинате. И все свободное время нянчила внучку, и в скорости у сына родился сын. И я помогала невестке нянчить внука.  А через 3 года ко мне на квартиру попросился мужчина. Я его сначала не хотела, но решила, что он будет мне помогать по хозяйству, решилась. Он остался у меня жить на квартире на кухне. Хата моя была старой, глухая стена ее заваливалась, крыша была покрыта камышом, протекала. Я стала плакать, что денег не было, я получала 60 рублей, не за что было все ремонтировать. А мужчина, его звали Николай, мой квартирант, вызвался мне помочь. Потолки с крышей подняли, завалили стену. Она была соломенная. Мы вместе переложили одну стенку, а затем и вторую стенку переложили. Сын привез шифер и мы накрыли им крышу. Стены помазали, поштукатурили и сделали новый коридор, и стала моя хата, как игрушка. Печку сделал Николай новую. Сын мне сказал, что хата стала Николая, ведь он все перестроил. «Если бы не он, ты бы оказалась на улице», — сказал сын. И запретил его выгонять из квартиры.

И я решилась выйти за Николая замуж, т.к. он мне предложил это. Мы с Николаем прожили 15 лет. Он был очень хорошим хозяином, но очень любил выпить. Николай был сам из Донецкой области, Старобешевского р-на, из Украины. Но когда я с ним сошлась, я спросила, кто у него есть из родственников. Ведь он приехал из Кавказа, где прожил 2 года. Он ответил, что у него есть 3 сестры, брат и сын. А когда спросила его за сына, где он находится, на что он мне ответил, что не знает, жена у него умерла, а сын потерялся. Сын воспитывался у маминых сестер, поэтому отец не знал даже у какой из них.

Николай дал мне адрес своей одной сестры, и я написала ей письмо. Мне сразу пришло 2 письма от нее, где она приглашала нас с Николаем в гости на свадьбу дочери и в гости. Мы ехали поездом, потом автобусом до их села Комачева.

А когда приехали в село к нам подошла женщина к автобусу и говорит и спрашивает: «Николай это ты? Мы тебя похоронили, ведь от Николая не было весточки 2 года». Это была просто знакомая Николая. Она ушла в левую сторону , а мы пошли вправо к сестре Николая. Сын Николая жил в Старобешевском р-не, г. Комсомольске. Он работал на рейсовом автобусе. И как раз приехал и шел к папиному брату в гости. А женщина, которая попалась нам у автобуса, увидела сына Николая и сказала ему, что видела его отца, который пошел к своей сестре, к тете Вере.

Сына звали Иваном. Иван со своим дядей быстро прибежали к сестре Николая. А брат Николая – Павлик. И когда они ступили на порог, сестра подбежала ко мне и тянет меня за руку и говорит: «Иди встречай сына». Я оцепенела, не могла встать со стула, она меня 3 раза попросила. Она считала, что я на правах жены должна стать ему мамой.

Передо мной стоял красивый парень и заплакал. Я тогда набралась смелости и произнесла: «Здравствуй, мой дорогой сыночек! И разреши мне вместо мамы родной, поцеловать тебя!». Это была трогательная сцена, и я заплакала.  Я возвратилась в комнату, чтобы сказать мужу, что приехал сын, он ответил, что он его видел. Я возвращаюсь обратно к сыну, он вышел в другую комнату и не смог успокоиться все, еще плачет. Я подошла к нему, обняла его за шею, поцеловала его в щеку. «А теперь расскажи, сыночек, как ты жил, как живешь?». «У меня все есть мамулечка, но очень хочу пожить с отцом, ведь я думал- он уже умер». На что я ему ответила: «Поехали сыночек к нам. Мы живем вдвоем с отцом, будешь жить с нами. Устроишься на работу на автобус. Я твоей копейки не возьму».  «Все у меня есть- ответил сынок- но очень хочу мамулечка пожить с отцом». А когда мы сели за стол, он все время ко мне обращался и называл «мамулечка». А когда мы на следующий день поехали домой, Ванечка, сынок, пообещал, что приедет к нам жить. Но так сложились обстоятельства, и он женился, и конечно он не приехал к нам жить. А на свадьбу мы к Ване ездили с Николаем. Мы очень подружились. Сын мой дружит и по сей день с Ванюшей. Вот уже 26 лет, как нет Николая. А мы и по сей день дружим. Ваня с невесткой и в стардом ко мне приезжали уже 2 раза. Они мне роднее, чем родные. Я их очень люблю. Вот я и обрела второго сына родного.

В 1988 году умер Николай. А с сыном его Ваней, я и по сей день дружим до сих пор. У Николая очень хорошая невестка и его сын Ваня. Они хотели после смерти Николая забрать меня к себе, купить домик, чтобы я была рядом. Но я не поехала, не хотела быть обузой для них. Но мы с моим сыном общались и общаемся с Ваней. Ваня 2 раза ко мне  приезжал в стардом. Он для меня, как родной.

После смерти Николая, я осталась одна, мне было скучно одной и спустя 4-5 лет я приняла на квартиру в кухню мужчину. А до этого у меня на квартире жили студенты. И мне не скучно и ребятам квартира. Так вот спустя 4-5 лет я приняла на квартиру мужчину Николая, в доме нужны были мужские руки. Николай помогал очень хорошо. На работе Николаю посоветовали, чтобы он не уходил с моей квартиры. Николай болел, у него была болезнь закупорка вен, но он был очень хорошим человеком.

Николай жил в кухне, а когда наступила зима, я его поселила в дом. У меня в доме еще один студент на квартире стоял. Вот они и жили в одной комнате, а я в другой. Николай мне построил сарай, новый, хотел обложить мой домик, но я отказалась. Хозяин был золотой. Забор подправил. 3 года у меня на квартире стоял студент и Николай вместе жили в 1 комнате.

А потом я решила жить с Николаем, как муж и жена. У него было 2 сестры. Мы дружили с сестрами, они к нам приезжали в гости, мы с Николаем ездили к ним. А моя подруга хотела Николая отбить у меня. Но Николай не бросил меня, и мы с ним прожили 12 лет.   Я была счастлива с ним. В 1994 году Николаю сделали операцию «закупорка вен», вставили искусственные вены, а свои удалили. Николай еще прожил 10 лет после операции. В 2003 году Николай заболел сильно. И проболел 1 год. Ноги совсем опухли, плохо ходил. А в 2004году Николая не стало, он умер. Я осталась одна. Хотел меня забрать неродной сын Ваня, но я решила, что не поеду к ним, и к своему сыну я тоже не пошла жить.

После смерти Николая, я прожила в своем доме еще 2 года. Я брала на квартиру студентов, чтобы не было скучно. А когда совсем плохо стала видеть, я отказалась от студентов. А когда почти совсем не стала видеть, я ушла в 2006г. в стардом, где и живу уже здесь 9 лет. Я не хочу никому быть обузой. Мне здесь нравится и я уже привыкла.

Теги: , ,