Вера Сергеевна Галактионова — Старость в радость Вера Сергеевна Галактионова — Старость в радость
Мы считаем, что все люди
заслужили достойную жизнь в старости

Мы стараемся объединить ресурсы общества и государства
для улучшения качества жизни пожилых людей

Подробнее
×
Благотворительный фонд помощи пожилым людям и инвалидам
Вера Сергеевна Галактионова

Вере Сергеевне исполнился уже 101 год, когда мы познакомились: ее ограбили мошенники под видом социальных работников, историю осветили в СМИ, наш фонд собрал средства на стиральную машину, плиту и замену окна… и, конечно, мы записали ее историю от первого лица. Живет она не в интернате, а в комнате в коммунальной квартире в Москве.

Родилась я в 1917 году во Владимирской области, в деревне Слуд. Семья у нас была большая – мама, папа, бабушка, детей нас шестеро, я предпоследняя.

Отец умер рано, нас воспитывали мама с бабушкой. Семья была небогатая, но корову мы имели.

С семи лет я вместе с мамой и бабушкой и другими детьми выходила в поле работать: рожь, пшеницу собирали (колоски), а мама косила. Из собранных колосков делали снопы, связывали их такими поясками из травы – их бабушка делала. Потом эти снопы молотили. И мы дети тоже молотили, только цепы у нас были небольшие – у меня был на 3 цепа – это три такие цепи к основанию прикрепленные. Льняные снопы катали вальками, семена и высыпались. Потом эти снопы на неделю в поле выносили – расстилали, потом мяли, трепали. Потом бабушка пряла нитки, а мама ткала из них полотно. Полотно стлали на траву – отбеливать. И вот из этого полотна нам всю одежду и шили. Много работали.

В школу я ходила мало – всего 2 года (школа была у нас в деревне), учителя свои, местные. Всего было 4 класса.
В деревне я жила до 15 лет, потом уехала. 2 года жила в городе Вичуга Ивановской области у старшего брата, нянчила его детей.

С 1934 года я жила в Москве, уехала туда к сестре двоюродной. Так как образования у меня не было, работала домработницей. У балерины Большого театра Татьяны Александровны Сац сидела с ее сыном маленьким Толиком (Анатолий Амирамов). Часто ходили в гости к сестре Татьяны — Наталии Александровне Сац, которая жила в Денежном переулке (сейчас в этой квартире дом-музей Луначарского). Работала я и у брата артиста Абрикосова – тот работал директором мясокомбината, жил на Сретенке.

Работала еще до войны на киностудии – в Лужниках (там была фабрика диафильмов). Жизни легкой не видела.

Иногда гуляла по Москве, в парке, каталась на чертовом колесе, любила в театр ходить. Но это было нечасто. В основном работала. Ходила только иногда к сестре.

В 1938 году соседка устроила меня на производство диафильмов, там я и проработала 2 года до начала войны. Началась война – нас сократили всех рабочих. Тогда я устроилась на завод «Искра», на котором и проработала целых 33 года. Это возле станции метро «Тульская» теперь. Во время войны завод выпускал снаряды для Катюши. Работали по 12 часов. Паек был хороший – 700 г хлеба, но все равно не хватало, холодно, голодно. Ходили по Павелецкой дороге – менять продукты, что у кого было на хлеб, на картошку.

Война закончилась 9 мая. Мы работаем, вдруг заходит наш бригадир и кричит: «Бросайте работу, война кончилась!» Все бросились обниматься, плачут и смеются. А уже 15 мая нас отправили на ст. Бологое валить лес. На 6 месяцев. Тяжелая была работа.

После войны на заводе делали детали разные: болты, гайки. Мы все это вытачивали. Руки постоянно были черные.

Вернулась домой с лесозаготовок – жить негде, опять к сестре. Комната маленькая, 8 м. кв., 6 человек живет. Тесно.

Потом уже мне дали свою комнату в общежитии на Серпуховской площади, 22 года там прожила. В 1970 году получила свою квартиру в новостройке. Дали к 100-летию Ленина. 10 апреля я переехала. Так и живу тут до сих пор. Соседей уже много поменялось. Все, что в этой квартире, покупала сама, денежки на все откладывала, их всегда не хватало. Я подрабатывала шитьем и вязанием – я умела это делать. Денег было мало, а хотелось и поесть, и одеться. Так что подрабатывала. В долг не брала никогда.

Жизнь была непростая, много работы, тяжело. Очень переживала, когда обесценились все накопления. Я 40 лет по копеечке собирала, в один миг все сгорело. Очень обидно.

Иногда я ездила в другие города, путешествовала. Все больше к родным в гости – на Урал, в Таллинн.
Сейчас только бы и жить. Но жизнь прошла.

Особо знакомых у меня нет, подруг тоже. Живу сама. Телевизор люблю смотреть, в окно смотрю, если не спится. Глаза видят плохо, слышу тоже не очень хорошо. Так что по телевизору чаще всего звук выключаю и просто картинку смотрю.
Помогает мне племянница. Раньше я им помогала – племянницам и сестре, теперь они мне.

На фотографиях своих подруг и родных иногда смотрю. Узнаю!