Капустина Валентина Александровна — Старость в радость Капустина Валентина Александровна — Старость в радость
Мы считаем, что все люди
заслужили достойную жизнь в старости

Мы стараемся объединить ресурсы общества и государства
для улучшения качества жизни пожилых людей

Подробнее
×
Благотворительный фонд помощи пожилым людям и инвалидам
Капустина Валентина Александровна

С мужем мы прожили вместе без одной недели 55 лет. Все к юбилею готовились, а дед мой помер. Так что праздника не случилось, похороны были. Мы с ним после войны на вечеринке познакомились. Свадьба у нас была скромная. Времена такие были – трудные, послевоенные, но голода мы не знали. Детей своих не было, я сестре помогала детей растить. Теперь все выросли, поженились. А мне некуда деться. Кому я нужна? Брата на войне убили, две сестры тоже умерли. Вот и осталась одна.

Я родилась в 1921 году 31 декабря в Павловском сельсовете Архангельской области. Всю жизнь здесь прожила. В войну только помоталась. На Карельский фронт сначала попала, санитарочкой в госпитале была, а потом в Германии была. Нас никто там не обижал, потом нас обратно вернули.

Вернулась я в деревню, пошла в колхозе работала дояркой. По 20 коров на человека у нас было. В колхозе работы много было, куда пошлют, туда и идешь. Так в колхозе до пенсии и проработала. Сначала за работу хлеб давали, зерно, потом деньги стали платить. Тогда хорошо на ферме зарабатывали. Налоги не большие брали: мясо, яйца. Или вырастишь одного теленка на две семьи и отдашь за налог. После войны молодежи было мало, мужички на войне погибли, девки целыми днями на ферме работали. Одевали все скромно, не как сейчас, кое-как купишь платьишко, и хорошо. Потом колхоз слился с совхозом, я там последние 4 года перед пенсией огурцы выращивала. Потом деревня наша разрушилась, все в город переехали, и мы свой дом в город перевезли.
С мужем мы прожили вместе без одной недели 55 лет. Все к юбилею готовились, а дед мой помер. Так что праздника не случилось, похороны были. Мы с ним после войны на вечеринке познакомились. Свадьба у нас была скромная. Времена такие были – трудные, послевоенные, но голода мы не знали. Детей своих не было, я сестре помогала детей растить. Теперь все выросли, поженились. А мне некуда деться. Кому я нужна? Брата на войне убили, две сестры тоже умерли. Вот и осталась одна. А в последнее время кто-то повадился вокруг дома по ночам шататься, орать, пугать. Отдала дом с огородом племяннику, я уж сама не управляюсь. И с ним жить не захотела. Он молодой, я старая, скажу чего-нибудь не так, потом у нас неладно будет. Нет, пусть уж он там, а я тут. Племянник ко мне приезжает. Он живет далеко, а все равно ездит. С работой у него плохо. У предпринимателя работает, когда заплатят, а когда и нет.

Меня сюда из больницы перевезли, болею я много. Как дед помер, совсем разболелась. Мне тут хорошо: кормят, одевают, одевают. В баню схожу – халат дадут, когда получше, когда похуже. Так и живу. Газеты выписываю, книги носят, но глаза у меня худо видят, долго читать не могу. С пенсии отдают 25 процентов, и то хорошо. Девочки к нам сюда приезжают, концерты устраивают: поют, пляшут. Нам веселее.
Жить, детки, надо так, чтобы самим хорошим быть, тогда все люди хорошие будут, а сами плохие – так и народ плохой.