Галкин Николай Кузьмич — Старость в радость Галкин Николай Кузьмич — Старость в радость
Мы считаем, что все люди
заслужили достойную жизнь в старости

Мы стараемся объединить ресурсы общества и государства
для улучшения качества жизни пожилых людей

Подробнее
×
Благотворительный фонд помощи пожилым людям и инвалидам
Галкин Николай Кузьмич

Я родился в деревне Самозвановка Плавского района Тульской области вскоре после войны, 22 июля 1945 года. Нас было в семье трое детей: я и две старшие сестры, одна на 14 лет старше меня, вторая на 12. Сейчас одна в Туле живет, а другая в Щекино.

После войны тяжело жилось. Голод был. Отец на железной дороге бригадиром работал на путях, а мама домохозяйкой была. Мы колос собирали, чтобы прокормиться. Нельзя было, за это могли и посадить, да что было делать.

Потом я 8 классов в деревне окончил, и отец меня устроил в ремесленное ПТУ в Туле. Там я два года отучился и пошел на Тульский машиностроительный завод слесарем-сборщиком работать. Мы танки собирали, а потом нас сократили. И мы с ребятами завербовались по комсомольской путевке в Карелию на два года. Там я с женой своей будущей познакомился, она тоже в Карелии по комсомольской путевке работала. Привез ее домой, а жить-то негде. Жили по квартирам.

Устроился я работать каменщиком. Мы с женой учились на мастеров и работали. Пивзавод в Туле строили, кондитерскую фабрику. Тяжелая работа. А когда еще учился, нас посылали помогать строить Тульский цирк. Так что мы, почитай, половину Тулы построили.

Работа мастера мне не понравилась. Сумасшедшая работа! Все уже домой с работы ушли, а я с бумагами сиди, и я ушел обратно на завод токарем. 6-ой разряд у меня.
После машиностроительного завода я ушел на другой завод самовары делать. Тоже токарем там работал. Потом меня на пресс взяли, я там руку повредил. А еще как-то резал железо, и мне отрезало два пальца. Весь я покалеченный. Мне группу инвалидности дали.

У нас была бабушка, мы с женой за ней ухаживали, и она после смерти оставила нам квартиру в Туле. Да домик старенький был. А у жены моей стали глаза болеть. Сначала один заболел, мы съездили в Москву к профессору, потом ее в Туле прооперировали, и она девять месяцев в больнице им. Семашко лежала. Я почти каждый день к ней в больницу ездил. Но не помогла ей операция и глаз ослеп. А потом на второй глаз передалось, и второй глаз ослеп. Так и стала она совсем слепая. А вскоре у меня случилось воспаление легких, мне прокол делали, чуть не помер. Теперь вот не курю. А с больницы домой поехали с женой, приезжаем, а наша квартира сгорела. Нам меняться предлагали, а мы не согласились, вот, видать, и подожгли. Все сгорело.

Жена умерла в 2000 году, ей было 58 лет, видать, сердце страданий не выдержало. Мы с ней прожили вместе 29 лет, но детей у нас не было. Жизнь у нее трудная была. Она сама из детдома. Отца ее немцы повесили – он председателем колхоза был. А потом мать умерла, и остались они сиротами. Их было три сестры: Вера, Надежда и Любовь, и брат Иван. Вот их в детдом и определили. Одна из сестер потом вышла замуж за Поволжского немца, мы к ним в Барнаул как-то ездили в гости. А брат Иван умер.

Племянник мой в 40 лет умер. Он еще маленьким был, его ножом ранили, он так до конца и не оправился потом. Ему дали группу инвалидности, он женился, ребенка они родили, и он умер. У него сын остался, у него тоже II группа инвалидности.

А лет 10 назад я упал, ногу повредил, мне сделали неудачно операцию, нога почернела вся, и ногу пришлось отрезать. Вот теперь я здесь живу. У меня тут и компьютер есть, я сам его себе купил. А коляску мне тут выдали, хорошая такая машина!

Теги: