Мы делаем все, чтобы повысить
качество жизни пожилых людей в домах престарелых и инвалидов.

Наша цель - улыбки на лицах
наших бабушек и дедушек!

Миссия и цели
×
Благотворительный фонд помощи пожилым людям и инвалидам
МЕНЮ
СТАРОСТЬ В РАДОСТЬ
БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ
ФОНД ПОМОЩИ
ПОЖИЛЫМ ЛЮДЯМ
Поможем бабушкам остаться дома

Если человеку не хватает двух визитов соцработника в неделю, ему предлагают дом престарелых, а нужно-то — навещать трижды в день на час-два и помогать

 
Собрано 2 501 000 из 2 454 350 руб.

Дома и стены помогают — это не пустые слова. Предполагает ли кто-то из нас оказаться в беспомощном состоянии — в интернате, в незнакомой обстановке среди чужих людей? Если, к несчастью, понадобится помощь даже в том, чтобы ложку до рта донести, большинству хочется получать эту помощь дома. Даже если нет близких, дома человек — все же хозяин себе и обстановке, все ему знакомо. Вырвать его из привычной среды, поселить на 24 часа в сутки с людьми, которых он не знает и соседства с которыми не выбирал, кормить приготовленной на сотни человек едой, мыть раз в неделю в непривычной и неуютной ванной… Это, конечно, социальное обслуживание, но не всегда это помощь. Пожилые люди плохо переносят переезды — а уж переезды, которых боятся, туда, куда переезжать не хочется…

Живет в Твери, например, Наталья Анатольевна Ч. Она инвалид 1 группы из-за рассеянного склероза, с 2005 года к ней дважды в неделю ходит соцработник. Что такое два визита в неделю для женщины, которая не может сама добраться до душевой даже в инвалидном кресле? Родных у неё нет, денег на сиделку — тоже. А что такое для неё оказаться в интернате? Ей всего 55, она всю жизнь проработала главным бухгалтером, сейчас общается с миром через интернет, взяв ноутбук в кровать. Принудительный коллективизм интерната — мягко говоря, не то, что может улучшить состояние Натальи Анатольевны. А рассеянный склероз — довольно коварная история, может прогрессировать от сильного стресса.

У Евгении Ивановны — совсем другая история. Это бабушка 1930 года рождения. В последнее время у Евгении Ивановны очень ухудшилось зрение, она практически ничего не видит. Почти вся ее жизнь проходит на кровати. Это ее, знакомая ей кровать в знакомой ей комнате, где она знает, как дотянуться рукой до чашки.

Евгения Ивановна может самостоятельно поменять себе памперс — раз уж не может пользоваться туалетом. Двоих детей и мужа Евгения Ивановна похоронила, внучка живет далеко. Социальный работник приходит 2 раза в неделю, но этой помощи недостаточно. Ей помогают соседи и друзья, но и их помощи недостаточно. Но если ее навещать трижды в день, готовить еду и помогать поесть, поменять белье — то ей не придётся переезжать в дом престарелых, где она вслепую уже никогда не адаптируется, и даже вряд ли сможет организовать себе удобным образом предметы на тумбочке…

Фаина Михайловна всю жизнь проработала преподавателем иностранного языка в Тверском Государственном Политехническом университете. Фаина Михайловна передвигается по квартире только на кресле-коляске. Кроме соцработника дважды в неделю, каждое утро и вечер к ней проходит соседка, которая помогает ей пересесть с кровати в кресло и обратно. Но ещё нужно готовить еду, менять белье, решать проблемы с туалетом… Переселить интеллигентную женщину в интернат — из ее уютной квартиры с коврами и креслами — это очень крайний вариант…

Среди тех, кого будут навещать в Твери наши сиделки, бывшая режиссёр местного ТЮЗа, а также бабушка после инсульта, которая пока заново научилась только сидеть, ещё одна главная бухгалтер — из-за болезни Паркинсона она даже из кровати в кресло пересаживается только с поддержкой. Есть и дедушка, который совсем перестал вставать, а сын отказался за ним ухаживать.

Все эти люди — городские жители, привыкшие иметь личное пространство и самостоятельно решать, с кем общаться, что съесть на обед и какую передачу посмотреть. За них просят в местном комплексном центре социального обслуживания населения. Для них переезд в интернат — крушение жизненного маршрута. Да и вообще тех терпеливых колхозниц, кто вынес на своих плечах послевоенные тяготы и воспринимает дома престарелых как логичное продолжение общежитий юности, а то и как улучшение условий после деревенских хибар, остаётся все меньше. Пожилые люди, даже не имеющие семьи, хотят жить дома.

Для того чтобы эти люди не попали в интернат, нужны пять сиделок и один фельдшер на всех. Сиделки будут помогать больше чем одному человеку в день, ведь каждому из них не нужно контроля 24 часа в сутки. Приготовят, покормят, уберут, переоденут и подмоют. Фельдшер — старший в нашей «бригаде» — навестит, померяет давление и сахар, сделает при необходимости уколы. Аналогичная бригада у нас уже действует в Ржевском районе много месяцев, спасибо прекрасному благотворителю Анне Сафоновой, которая взяла на себя финансирование проекта: бабушки довольны, у сиделок — есть работа, на которой они чувствуют себя нужными…

В месяц на оплату услуг 5 сиделок и медицинского работника требуется 204527 рублей (сиделки будут получать по 23 тысячи в месяц, фельдшер — 25 тысяч, также будут выплачиваться все необходимые налоги и сборы). В год это 2 454 350 рублей.

Хотелось бы, конечно, чтобы и государство прикинуло, что лучше человеку жить дома, чем на него будет работать огромный коллектив интерната от сторожа до кастелянши — и при этом он не почувствует себя довольным. Мы в сотрудничестве с государством разрабатываем такую систему долговременного ухода за пожилыми людьми, в которой каждый сможет получать именно такую помощь, какая ему нужна, и там, где она нужна, без принудительных переездов в интернаты. Но есть риск, что те бабушки и дедушка, которые не справляются с самообслуживанием сегодня, до новой государственной системы просто не доживут, особенно если их насильно переселить. Тем более что Тверская область не участвует в пилотных проектах по построению системы долговременного ухода. Здесь приблизить человеколюбивую систему, когда помощь подбирается под нужды человека, а не человека втискивают в прокрустово ложе регламентов и распорядков, хотя бы для нескольких человек можем только мы.

Сбор завершен. Спасибо за вашу поддержку!

Мы искренне благодарим

200 руб.
Анна /
500 руб.
Юлия /
100 руб.
Янчевская Ирина /
500 руб.
Юлия /
500 руб.
Анастасия /
200 руб.
Юля /
1 000 руб.
Наталья /
500 руб.
Артем /
500 руб.
Елена /
200 руб.
Наталья /
500 руб.
Виктория /
1 000 руб.
Чалова Валерия Олеговна /
1 000 руб.
Анна /
1 000 руб.
Ольга Владимировна /
300 руб.
Ольга Вурал /
500 руб.
Мария /
500 руб.
Светлана /
500 руб.
Юлия /
300 руб.
Ольга /
500 руб.
Федина Екатерина /
300 руб.
Ольга /
500 руб.
Дарья /
100 руб.
Татьяна /
200 руб.
Антонина /